31.05.2018
arts
Каково это - защищать убийцу?

Сегодня отмечается Всероссийский день адвокатуры. Каково это - защищать душегуба, на счету которого человеческая жизнь, или насильника, который надругался над ребёнком? Верят ли нижнекамские юристы в систему правосудия? Об этом «ВГ» узнала у заведующего адвокатской консультацией №2 Дамира ВИЛЬДАНОВА и адвоката адвокатской консультации №2 Ильдара УСМАНОВА. Первый специализируется по гражданским делам, второй - по уголовным.


Дамир Вильданов: «Люди идут к нам, когда не могут найти общий язык»

- Дамир Насырович, откуда у адвокатов берутся клиенты? У нас настолько всё запущено, что люди нуждаются в их услугах?

- Жизнь усложнилась. Люди женятся, разводятся, что-то дарят друг другу или дают деньги в долг, заключают сделки купли-продажи, решают имущественные вопросы и платят налоги. В таких случаях лучше заранее консультироваться с адвокатом, но так поступают редко - в 90% случаев. Уже потом, обжёгшись, обращаются к нам. В Нижнекамске нет недостатка в юристах, как, например, в Альметьевске или Бугульме, где нет юридических вузов. В городе три адвокатских консультации, много адвокатских кабинетов и частнопрактикующих юристов. Высокая конкуренция заставляет работать качественно и оптимизировать гонорары.

- С какими делами к вам чаще всего обращаются?

- Большая часть сделок связана с расторжением брака и разделом имущества, люди решают жилищные вопросы, вопросы по наследству, много споров по земельным делам, со страховыми компаниями и банками по взысканию и оспариванию кредитов.

- А какие дела были 15-20 лет назад?

- Уголовные дела возбуждались чаще всего по 5-6 статьям - хулиганство, разбой, грабёж, изнасилование, убийство. Не было экономических преступлений, рейдерских захватов, миллионные хищения были редчайшими случаями. Тогда один юрист работал и по уголовным, и по гражданским делам. А сейчас есть адвокаты, которые специализируются по делам о банкротстве, ценным бумагам, акционерным обществам, хотя раньше об этом никто даже не знал, теперь же это целое направление. Каждый адвокат обычно выбирает и работает по 3-4 направлениям, которые больше нравятся. Я, например, практикую по арбитражному суду, страхованию, наследству и жилищным делам.

- Почему люди не могут договориться без адвокатов и судебных тяжб?

- Обычно люди идут к нам или в суд, когда отношения уже накалены и найти общий язык не получается. Но даже в суде всё равно в качестве запасного варианта всегда рассматривается мировое соглашение, которое, кстати, нередко заключается.

- Идут ли люди на подлог, ложь, чтобы что-то получить через суд?

- Я не помню, чтобы у нас возбуждались уголовные дела по фактам дачи ложных показаний или предоставления поддельных документов. Каждая сторона доказывает свою правоту, и в их же интересах всё делать по закону.

- Какое дело для вас было самым интересным?

- Одно арбитражное дело о признании права собственности по иску челнинского предпринимателя я вёл 3 года, всего было 9 судов. И первая, и вторая, и третья инстанции трижды рассматривали дело. По другому делу о многомиллионном наследстве решение вынес только пятый судья. Остальные решения по жалобам истца отменял Верховный суд.

- Есть ли у адвоката вера в правосудие?

- В сфере правосудия я работаю с 1976 года, а адвокатом - с 1993 года. Вера и надежда на правосудие всегда есть. Но бывает, что ожидания не оправдываются, переживаешь, пропускаешь через себя, но работаешь дальше. Это достаточно вредная работа для здоровья, если, конечно, относишься к ней с душой.

- Вы берёте интересные или громкие дела, чтобы помочь бескорыстно?

- Бывает, но это не обязательно громкие дело. Интерес не в деле, а в том, что обратившиеся больше нигде не могут получить поддержку и помощь. И это не всегда пенсионеры, случается, и молодые безработные люди пытаются добиться правосудия по своему вопросу. Не всё решают деньги. Как и в каждой профессии, у нас есть формы благотворительности, сочувствие, сопереживание и желание помочь.

- Как отличить хорошего адвоката от плохого?

- Объективную оценку могут дать наши коллеги, сотрудники прокуратуры, но, конечно, чаще всего, люди опираются на общественное мнение. Выбор адвоката можно сравнить с выбором врача - исход зависит от того, к какому специалисту ты попадёшь.

 

Ильдар Усманов: «Полиция тоже ошибается»

- Ильдар Ирекович, какая цель работы адвоката с подсудимым - полное оправдание или наименьший срок для клиента?

- Цель - максимально защитить интересы клиента. Если он настаивает на своей непричастности к инкриминируемому деянию, адвокат обязан предпринимать все не запрещённые законом меры для оправдания. Но чаще всего клиент не отрицает свою причастность, однако не согласен с квалификацией или объёмом обвинений. В этом случае адвокат помогает ему донести свою позицию до следователя и суда и добиться правильного решения по делу.

- Приходилось ли вам защищать убийц или насильников?

- Да, за неполные 18 лет работы адвокатом мне приходилось защищать убийц и насильников, и к ним у меня отношение такое же, как к любому человеку, который нуждается в услугах адвоката. Личное отношение к совершённому преступлению не может проецироваться на отношение к клиенту, я обязан сделать всё возможное, чтобы исключить нарушения его законных прав. Конечно, когда моя супруга из СМИ узнаёт, что я защищаю какого-то убийцу или насильника, то это не вызывает у неё восторга, и это очень мягко сказано.

Не каждый человек, которого назвали преступником, таковым является. Полиция тоже ошибается, и, к сожалению, такие примеры не редкость. Не так давно в другом городе республики я защищал мужчину, которого 10-летний сын его сожительницы обвинил в насилии, в том числе сексуальном. Очень неприятная ситуация. Но за четыре месяца следствия по результатам многочисленных экспертиз и допросов свидетелей было удовлетворено моё ходатайство о прекращении уголовного преследования в связи с отсутствием события преступления.

- Работаете ли вы с клиентом, который вам неприятен?

- Я не отказываю человеку, обратившемуся за помощью, за исключением случаев, когда его просьба противоречит закону, когда перед адвокатом ставятся недостижимые цели. То есть для отказа должны быть существенные причины, которые не позволяют защищать  клиента, но они никак не связаны с характером совершённого им преступления.

- Получали ли вы угрозы, пытались ли вас подкупить?

- На моём счету несколько сотен дел, бывало разное. Защищая обвиняемого в убийстве, приходится слышать в свой адрес оскорбления и угрозы со стороны родственников его жертвы. Но к такому поведению людей адвокат относится с пониманием, ведь чаще всего это проявление эмоций и угрозы не носят реального характера. Бывали случаи, когда, защищая интересы потерпевших по уголовному делу, я получал угрозы и предложения подкупа со стороны обвиняемого. Но эти попытки не достигают своей цели - система построена таким образом, чтобы исключить влияние на адвоката.

- Над каким делом работаете сейчас?

- Одновременно с другими делами я защищаю интересы начальника отдела по борьбе с групповой преступностью нижнекамского УМВД Рината Ахметшина по делу Ильназа Пиркина. По этому делу совсем не всё так однозначно, как преподносилось в средствах массовой информации. Собрано множество сведений, ставящих под сомнение позицию следственных органов, надеемся, что суд прислушается к нашим доводам. К сожалению, комментировать ход следствия я не имею права, поэтому дать более детальную информацию не могу.

- Как вы общаетесь с государственными обвинителями, судьями? Обсуждаете ли вне зала суда уголовные дела?

- Иногда по результатам судебного заседания или в ожидании начала суда мы дискутируем с представителем гособвинения. Обычно это связано с огромным желанием клиента скорее донести до прокурора ошибочность итогов предварительного расследования. Общение же с судьёй по рассматриваемому делу не допускается и исключено.

Конечно же, мы обсуждаем уголовные дела с коллегами, кроме дел, которые не терпят огласки, советуемся по различным ситуациям. Мне в этом отношении, можно сказать, повезло. Со дня начала работы меня окружают опытные и порядочные адвокаты, которые всегда помогут и поддержат. На мой взгляд, мои коллеги Дамир Вильданов, Татьяна Ярема, Надежда Прудникова, Игорь Горин, Рим Нурмухаметов и Сергей Сычёв - адвокаты с большой буквы, они научили меня многому, я им искренне благодарен.

Юлия Скорина
Отправить письмо в редакцию


forecast

Новости


Работа