18.05.2018
arts
Звёздный час Морозова

«Придут или не придут?» - эта навязчивая мысль преследовала Юрия Владимировича в течение дня, и каждый раз он приходил к одному и тому же решению: «Если придут хотя бы пять человек, буду заниматься с пятерыми». Когда он вошёл в малый зал Дома техники, сердце ёкнуло от радости - на первое занятие явились 35 нижнекамцев. Они шутили, говорили о разном. Но Юрий Владимирович знал: так они пытаются скрыть свои сомнения. Все эти пьющие и курящие нижнекамцы пришли сюда с верой в тот метод, который он предложит им сегодня. Знал, потому что сам прошёл через всё это.


Разжаловали и исключили

Семилетку Юрий Морозов окончил в родном городе Аша Челябинской области, а среднюю школу - в Нефтекамске, потом стал там же работать на стройке. Здесь познакомился со своей будущей женой. Страна тогда активно развивала нефтехимию, и парень поехал в Уфу, где поступил на вечернее отделение нефтяного техникума, а днём работал на заводе «Синтезспирт». Вскоре в Уфу приехала и невеста, сыграли свадьбу.

О Нижнекамске Морозовы узнали в 1961 году из статьи «120 городов в одном городе» в журнале «Юность». В 66-м приехали на Каму, где набирало темпы строительство города и химкомбината. На «Нефтехиме» Морозов участвовал в пуске заводов синтетического каучука и изопрена-мономера.

Кажется, ничего не могло омрачить жизнь: он и жена трудились, у них подрастала дочь. Но постепенно-постепенно Юрия побороло пристрастие к спиртному. Видимо, сказалась работа на «Синтезспирте», где воздух был пропитан парами алкоголя. Он мог не пить неделями, месяцами, даже не думал о выпивке, но в какой-то момент терял над собой контроль. Такое у него продолжалось по нескольку дней, и тогда ничего не было жалко, никого и ничего вокруг него не существовало. Последствия с каждым разом становились хуже и хуже. Жена уговаривала его лечиться, а он в алкогольном угаре кричал ей:

- Брось меня! Уйди! Погибнешь вместе со мной.

Он действительно мог погибнуть. Был заместителем начальника цеха - разжаловали до аппаратчика. В 1978 году вступил в КПСС - уже через 6 лет партбилет пришлось сдать. Но были и другие события. Например, главный инженер П. Вернов его, как высококлассного специалиста, пригласил в технологический цех. Когда сдавали в эксплуатацию второй завод СКИ-3, ему в числе немногих вручили Почётную грамоту. Но это приятное воспоминание всегда перекрывалось другими, мрачными.

«Спасибо, что не отказалась»

Мог погибнуть, но рядом всегда оставались хорошие люди. Главной опорой, конечно, была жена Алтынбика Гиниятовна. Она могла уйти от него, и едва ли её кто-нибудь осудил бы, но она не сделала этого. Ведь он был отцом её дочери, и она прекрасно знала его замечательные профессиональные качества (Юрий Владимирович уже был автором двух изобретений) и лучше других знала, какой он добрый и бескорыстный. Но каких мук, физических и нравственных, ей стоило вынести испытание алкоголизмом мужа! Трудно было работать, тяжело было смотреть людям в глаза, не хотелось возвращаться в квартиру, где валялся пьяный муж. Но она выстояла.

«Спасибо тебе, моя золотая, что не отказалась от меня», - десятки раз благодарил Морозов жену. Кроме жены, были ещё люди, которые беспокоились о судьбе Морозова. Работница заводской лаборатории как-то принесла в цех номер «Комсомольской правды» со статьёй «Рюмка подаёт в отставку». В ней рассказывалось о курсах избавления от алкогольной и табачной зависимостей по методу психофизиолога Геннадия Шичко, которые в Ленинграде проводил некто Юрий Соколов, журналист и руководитель содружества «Оптималист».

Подходящая кандидатура

Методом заинтересовались Надежда Долганова, возглавлявшая в то время общество трезвенников на химкомбинате, и её помощница - заведующая музеем Сария Деминова. Они написали письмо в клуб «Оптималист», расспросили о методе. С ответом в Ленинграде не замедлили и предложили прислать на курсы человека. Женщины зашли к секретарю парткома Нурисламу Фатыхову с просьбой направить в Ленинград нефтехимика, страдающего алкоголизмом. Не задумываясь, парторг предложил Морозова: «Более подходящей кандидатуры нет».

Юрий Владимирович возра-зил, было, мол, вы ведь знаете, какой я человек… На что Надежда Степановна ответила: «Как раз и нужен человек, который много лет пил и курил».

В Ленинград Юрий Владимирович поехал без надежды, больше поддавшись уговорам жены. Думал: «Толку не будет, хоть Ленинград посмотрю». Нашёл клуб, познакомился с Соколовым. От него с удивлением узнал, что желающих попасть в «Оптималист» тысячи, а Морозова сразу приняли в порядке исключения.

Главное – распрограммироваться

В «Оптималисте» лечили... словом. Лекции оказались необычными, в них не было прописных и порядком надоевших истин, которые встречаются в любой медицинской литературе о вреде никотина и алкоголя. Сколько ни читай их - пьющих и курящих не уменьшится.

Некоторую часть лекций Соколов проводил в темноте, тогда влияние слов на расслабленный организм слушателей было значительно сильнее. Оказывается, люди с самого раннего возраста программируются на винопитие. Свадьба, поминки, встречи, расставания, завершение дела - ни одно из этих событий не обходится без выпивки. Пьют и без повода, и таким образом в сознание каждого как бы закладывается программа. Дети подражают взрослым. Во всём. В определённом возрасте появляется желание попробовать и спиртное. Желание постепенно переходит в привычку, затем - в потребность. И уже не важно, где пить - в ресторане или дома, в подвале или за углом. Чувство потребности пытаются устранить наркологи, против привычки пытаются применить гипноз, но самый главный пункт, запрограммированность, который является корнем проблемы, остаётся.

На уничтожение этого первого рефлекса и направлена деятельность «Оптималиста». Ни о каком умеренном или культурном питье речи нет, спиртному вынесен единственно справедливый приговор - ему нет места в обществе. Всякий алкоголь - яд.

Нашли в себе мужество

Домой Юрий Владимирович вернулся убеждённым трезвенником и после 35 лет активного курения (пачки сигарет на день не хватало, вставал покурить даже ночью) он полностью отказался от никотина.

Через день после приезда встретился с С. Деминовой и Н. Долгановой. Выслушав устный отчёт Морозова во всех подробностях, женщины предложили ему в качестве эксперимента набрать группу и провести курсы самому.

Юрий Владимирович достаточно хорошо изучил метод Шичко, подготовился и к аудитории в 35 человек вышел с крепкой верой в свои способности. Правда, по лицам некоторых присутствующих видел недоверие и к методу, и к нему. Но уже через несколько занятий столяр Тимерханов сообщил, что он отказался от курения. А ведь употреблял эту отраву 20 лет. Было что сказать скептикам! На восьмой день курса бросили курить ещё двое, через день об отказе объявили ещё шестеро. Из 31 человека (не все, кто пришёл на первое организационное собрание, остались в группе до конца) 30 отказались от употребления никотина и алкоголя! Не мог бросить лишь один, но он пропустил несколько занятий, а для верного результата нужно пройти весь курс полностью.

Это была победа. Те, кто две недели назад открыто смеялся над Морозовым, уже не осмеливались бросать в его адрес обидные реплики. Те, кто занимался в первой группе и нашёл исцеление, не преминули рассказать об успехе товарищам и знакомым. Желающих записаться во второй поток оказалось ещё больше, но Морозов взял только тридцать. И вновь успех - от вредных привычек отказались все.

Причиной прихода в группу люди чаще называли желание отказаться от курения. Про алкоголь почему-то стеснялись говорить. Впрочем, этого никто у них и не допытывался. На собрании, которое всегда проходит по окончании курса лекций и где Морозов добивался, чтобы выступали все, можно было услышать поразительные исповеди. Они трогали предельной откровенностью и мужеством. Ведь не каждый решится прийти, не каждый осмелится встать и вывернуть душу наизнанку перед незнакомыми людьми. Тех, кому не хватает этой смелости, в группу приводят жёны и сидят вместе в течение всего курса. Кроме исповеди, в процессе исцеления важное место занимают дневники. Их должны вести все, отмечать ситуации, предрасполагающие к выпивке и курению, мысли и переживания в кризисные моменты.

Вчитываясь в строки чужих дневников, сравнивая свою жизнь с судьбами товарищей по несчастью, Юрий Владимирович вновь и вновь перебирал события собственной биографии. Ошибок было сделано немало, но он нашёл в себе силы оставшиеся годы жизни наполнить добрыми делами. 12 сентября 2002 года Юрий Владимирович скоропостижно скончался, но последователи продолжают его дело. Клубом сегодня руководит Рузалия Каюмова, активное участие в работе «Оптималиста» принимает один из первых выпускников Морозова Анатолий Левандовский.

Отправить письмо в редакцию
forecast

Новости


Работа