26.09.2019
Общество
Лекари леса

15 СЕНТЯБРЯ в России отметили ДЕНЬ РАБОТНИКОВ ЛЕСА И ЛЕСОПЕРЕРАБАТЫВАЮЩЕЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ.Свой профессиональный праздник отметили те, для кого защита леса не просто профессия, а настоящее призвание, дело всей жизни. Случайные люди здесь не задерживаются - остаются те, кто пришёл в профессию по любви. «ВГ» узнала много интересного из будней главных лекарей нижнекамских лесов - работников Нижнекамского лесничества.


ЛЮБИТЬ ПРИРОДУ НАУЧИЛ ДЕД

«В самом Гослесфонде нашего лесничества за последние несколько лет не было ни одного пожара. В основном горят территории возле лесов: сухая трава в оврагах или на полях. Но эти пожары мы тоже тушим - чтобы огонь не добрался до лесов», - рассказывает руководитель-лесничий Нижнекамского лесничества Александр ПАШИН. Работы хватает: после вступления в силу нового Лесного кодекса в 2007 году штат лесников сократили: вместо 20 осталось всего трое (!), а леса, понятное дело, меньше не стало.


Александр Александрович - потомственный лесник: любовь к лесам передалась ему от деда и прадеда. «Мы с дедом в детстве часто ходили в лес. Мне, мальчишке, тогда всё было очень интересно, - вспоминает А. Пашин. - Всё, что для обычного человека - редкость, что-то диковинное, для нас – обыденность. Например, в лесу встречаем постоянно лосей, кабанов. А вот медведей у нас пока не видел».
Зато браконьеры нет-нет, но попадаются. Незаконно рубят лес чаще всего огородники - на дрова. Наказание ждёт и тех, кто без разрешения заготавливает веники для бани. По уму любителям попариться в баньке нужно приходить в лесничество и брать разрешение, а затем заготовить дрова и веники там, где разрешит лесничество.

ВИНОВАТ… НАХАЛЬНЫЙ ЛОСЬ

Радмир ГАЛИМОВ, замруководителя-лесничего Нижнекамского лесничества, родом из Ферганы. «Как меня занесло в лесники, до сих пор не могу объяснить, - смеётся Радмир Ингилович. - До поступления в подмосковный лесной техникум не различал дуб, сосну, берёзу и осину - я их просто ни разу не видел. В Узбекистане ведь деревьев мало. Растут разве что чинары, похожие на местные пирамидальные тополя, да кустарники - гранат и виноград».


После учёбы Р. Галимов переехал в Татарстан - здесь, говорит он, сильное лесное хозяйство. «Не в каждом регионе лесничим выделяют новую технику. А у нас в республике 33 лесничества, раз в два года каждое получает хотя бы по одной машине», - добавляет Радмир Ингилович.
Самый интересный случай за всю карьеру Р. Галимова произошёл лет шесть назад, когда в районе майдана, посреди леса, несмотря на отсутствие подъездных дорог, лесники обнаружили большую избушку с печкой, построенную из сухостоя без единого гвоздя. Хозяев избушки они не встретили, но, как потом выяснилось, построили её сектанты. В другой раз возле санатория «Корабельная роща» Радмир Ингилович заметил орлана. А вот с браконьерами он встречался не часто: говорит, сейчас люди относятся к природе и лесу очень бережно.
Однажды нарушителем Лесного кодекса оказался… лось. «Высадили мы как-то в поле ма-а-аленькие, совсем ещё мягонькие сосенки. На следующее утро пришли - а их нет! Выследили - оказалось, это сохатый объел нашу плантацию. Пришлось сажать новые и огораживать», - с улыбкой вспоминает Р. Галимов.

НЕ «СВИНЬЁЙ», А ПАРАДНЫМ СТРОЕМ

Рашит АХАТОВ, инженер лесовосстановления, один из самых опытных работников Нижнекамского лесничества: его трудовая биография началась в 1972 году. «С малых лет моя жизнь была связана с лесом: родная деревня в Мамадышском районе с трёх сторон окружена лесами», - объясняет свой выбор Рашит Акрамович.


Р. Ахатов часто вспоминает случай, произошедший с ним много лет назад в лесах Заинского района, когда он, молодой специалист, с двумя коллегами-лесниками отправился в лес на плановые работы. Только успели лесники выйти из машины, как примерно в 30 метрах заметили стадо кабанов. Первым величественно шагал мохнатый и клыкастый папа-кабан, за ним послушно шли 11 маленьких кабанят, замыкала процессию мама-кабаниха.
«Впервые увидел практически армейский порядок в дикой природе: кабанье семейство шло шаг в шаг. Я тогда одновременно испытал несколько чувств: опасности - всё-таки дикие звери, и удивления и гордости - природа живёт, соблюдая установленные порядки. Видимо, кабаны прикинули расстояние до нас и поняли, что ни нам до них, ни им до нас быстро не добраться. Кабаны шли гордо, будто были уверены, что это они - хозяева леса, а мы, люди, всего лишь гости», - вспоминает Рашит Акрамович. Кабанов, добавляет инженер лесовосстановления, в местных лесах и сейчас много, во многом благодаря тому, что охота на них регулируется законом.

ОТ ЛОШАДИ ДО УАЗИКА

Мастер леса Ильдар МУБАРАКШИН в лесничестве - самый опытный, служению лесу посвятил больше 40 лет. Младшие коллеги обращаются к нему не иначе как Ильдар абый и просят не уходить на пенсию - говорят, без него никак.


«Когда я только начинал работать, всё было по-другому: деревья, к примеру, пилили бензопилой, а сейчас есть специальная техника, которая сама лес валит. По лесу мы, лесники, ездили верхом на лошадях, рядом с нынешним питомником было стойло. У каждого лесника был свой конь, моего звали Орликом. Сено для лошадок мы заготавливали сами», - вспоминает Ильдар Мувлиевич.
С лошадей лесники пересели сначала на мопеды и мотоциклы. Ильдару Мувлиевичу выдали мопед «Верховина». «Одному-то ещё можно ездить, а двоих он уже не тянул», - рассказывает И. Мубаракшин. И лишь в начале 2000-х появились УАЗики, но, конечно, о том, чтобы у каждого лесника была своя машина, можно только мечтать. А зимой по лесу можно проехать разве что на охотничьих лыжах. «10 километров по лесу для него - пустяк, за ним не угнаться!» - смеются коллеги И. Мубаракшина.

ВНУЧКА МЕЧТАЕТ О ЛЕСЕ
Инженер Нафиса ЗАРИПОВА больше всего любит работать в питомнике.


 «Выращиваем саженцы лиственных и хвойных пород деревьев. Мы заготавливаем семена сами и отправляем их в Казань на лесосеменную станцию, где проверяют их качество. 2-3-летние деревца высаживаем в лесу и на землях производственной санитарно-защитной зоны, - рассказывает Нафиса Наилевна. - Внучка моя, к слову, тоже очень любит лес, интересуется моей профессией. Говорит, вырастет и станет инженером в лесничестве, как я».

ЛИШЬ БЫ НЕ ЗАСТРЯТЬ!

Водитель Марс ГИЛЬФАНОВ в Нижнекамском лесничестве - новичок: работает всего месяц, но уже успел оценить все плюсы и минусы новой должности.


«В лесу дорог нет - приходится ездить по грязи. Служебную машину мою чуть ли не каждый день! - смеётся Марс. - Пока, слава богу, посреди леса ещё не застревал. Больше всего боюсь, что на дорогу может внезапно выскочить лось, но лосей я ещё не видел. Зато подберёзовики попадаются».


Пожарно-химическая станция лесничества в рамках федеральной программы «Сохранение лесов» нацпроекта «Экология» пополнилась техникой: получены бульдозер, 2 пожарные автоцистерны, вахтовый автомобиль и малый противопожарный комплекс с помпой, ранцевые опрыскиватели, лопаты, пилы и топоры. Отработавших своё старушек - технику 70-х годов - спишут. Выделят деньги и на ремонт гаража в 2020 году. Сейчас разрабатывается штатное расписание для обновлённой станции.



Жизнь деревьев, как и всего живого, имеет свой срок. Например, осина живёт около 40 лет, а потом превращается в труху. Дуб и сосна растут по 70-80 лет. Лесники следят за тем, чтобы лес постоянно обновлялся: старые деревья вырубались, вместо них появлялись новые. Но часто, например, в связи с производственной необходимостью, вырубаются здоровые леса и отдельные деревья. Ущерб по закону должен быть возмещён: сколько деревьев вырубили - столько молодых саженцев нужно посадить.

А напоследок - прогноз на предстоящую зиму от работников Нижнекамского лесничества. Если осень щедра на дары - яблоки, калину, рябину, шишки и жёлуди, значит, природа запасает побольше корма для диких птиц и животных, и зима будет снежной и морозной.

Алсу Шарифуллина
Отправить письмо в редакцию


forecast

Новости


Работа