05.07.2018
Общество
Выбери сам: тюрьма или лечение

«ВГ» организовала круглый стол на тему алкогольной и наркотической зависимостей. В №9 мы уже поднимали тему принудительного лечения алкоголизма в связи с законодательной инициативой вернуть лечебно-трудовые профилактории. В этот раз вместе с наркологом-психиатром Рамилем СИНГАТУЛЛИНЫМ, имамом-мухтасибом Нижнекамского района Салихом хазратом ИБРАГИМОВЫМ и ранее употреблявшим тяжёлые наркотики Алексеем «ВГ» обсудила эффективные пути избавления от зависимости.


- Реально ли избавиться от зависимости?

Алексей: - Полностью - нет. Можно научиться жить с этой зависимостью. Я вот не употребляю уже 3 года. Зная о последствиях, я не хочу принимать наркотики. Это мой выбор.

Салих хазрат: - Лучше предотвратить пагубную страсть. Мы в исламе предпочитаем оставаться чистыми, не касаться и не приближаться к запретному. В Коране ясно сказано, что Всевышний запретил любое одурманивающее вещество.

- А как быть, если человек уже зависим? Махнуть на него рукой или сдавать на принудительное лечение?

Р. Сингатуллин: - Перед нашей беседой я искал среди зависимых тех, кто будет против принудительного лечения. Ни одного не нашёл. Если человек зависим, он уже понимает, как сложно справиться с этим.

Алексей: - Смотря как принуждать. Меня лишали свободы. Но в тюрьме, как оказалось, в разы проще найти и алкоголь, и наркотики. Лишение свободы неэффективно - я освободился и начал заново употреблять. Вот если бы было возможно оставить человека на воле, положить в диспансер, очистить организм, а потом работать уже с психологом, прочищая мозги, - это было бы действеннее.

- Что-то подобное существовало в СССР: лечебно-трудовые профилактории…

Р. Сингатуллин: - Алексей не застал их уже. Да и я тоже.

Алексей: - Если человек хочет сам стать чистым, ограничение свободы ему не поможет. Переломаться несложно - привяжи себя к батарее и всё. Только зависимость ведь в голове. Надо с головой работать - с психологами и специалистами. Если только запереть насильно, наркоман будет искать выход. Должен быть выбор между тюрьмой и лечением. Тогда это приемлемо. Причём во время лечения к зависимому должно быть человеческое отношение.

Салих хазрат: - Говорите, наркоманам нужны психологи и красивые больницы?! В исламских странах наркоманов и алкоголиков на порядок меньше. Потому что там всё по шариату. Когда я учился в Дамаске в начале двухтысячных, я был поражён, что там порядок. Магазины, в том числе ювелирные, - без решёток и сигнализации. Мы зашли в один - никого. Оказывается, его хозяин молился в соседней комнате. У нас такое невозможно. А у них люди, во-первых, богобоязненны, во-вторых, они знают, что наказание неотвратимо. Там за мелкую кражу могут посадить на 28 лет или отрубить руку по шариату. Украл курицу - на 28 лет в тюрьму. Надо тебе это? Наказание за употребление наркотиков там доходит до смертной казни. Для нас это дико. Но там порядок. Я, как хазрат, теперь имам района, ужесточил бы наказание за употребление и распространение наркотиков. Да и алкоголя тоже. Это ведь тоже дурман.

- То есть победить зависимость может страх?

Салих хазрат: - На одной чаше весов - дети, семья, жизнь, солнце. На другой - убийства, аварии, сломанные судьбы. Если страх наказания спасёт хотя бы одну жизнь… Я иногда хожу в наркологию с лекциями и вижу там в основном не вконец опустившихся людей, а солидных дяденек и тётенек, которые не могут избавиться от зависимости. Они просто «прокапываются» и возвращаются в свою зависимость.

Чтобы это горе не касалось семей, нужна, прежде всего, профилактика. Жёсткая, страшная, пугающая. Если человек зависим, с ним тяжело работать, я с ним разговариваю, а он меня не слышит и не понимает. Это одержимость. Очень трудно достучаться до одержимого. Однажды в наркологии я разговаривал с женщинами. Я предложил им: «Вспомните про маму, откройте свой семейный альбом. На первой странице вы в пелёночках, на второй - сидите на горшочке, потом – вы в садике на утреннике, в школе. Рядом - счастливые мамы и папы». Я окунул их в детство. А потом спросил: «А сейчас кто вы?». Они разрыдались…

Р. Сингатуллин: - Это инсайд-методика, а конкретно этот способ - психодрама.

- А что плохого, если это всё будет происходить на государственном уровне и называться принудительном лечением?

Салих хазрат: - Я согласен, человек не может выйти сам из состояния зависимости. Он не может с собой справиться. Надо заставлять тех, кого надо заставить. Спасать тех, кого ещё можно спасти. Тем более, если от человека исходит угроза, его надо изолировать. Если он не осознаёт себя, то по доброй воле он явно лечиться не будет. Так что в каком-либо виде принудительное лечение должно существовать.

- А в каком?

Р. Сингатуллин: - Во-первых, у человека должен быть выбор между лишением свободы и лечением. Если он выбирает лечение и проходит курс реабилитации только для вида, а потом срывается - должно быть наказание. Реабилитация должна быть где-то за городом, чтобы не было лишних соблазнов у пациентов. Допустим, на сотню зависимых приходился бы один ведущий психотерапевт, один сотрудник УФСИН, представители религиозных конфессий и таких, как Алексей, чловек 10, и помощники по хозяйству. Само собой, у них должна быть достойная зарплата и нормальный график работы.

Алексей: - Такие, как я, - это равные консультанты. Люди, которые это пережили, у которых есть опыт борьбы. Особенно это важно на первом этапе реабилитации. Позднее могут помочь и батюшка, и имам.

Салих хазрат: - Ислам - это практика, это не болтовня. Если человек будет молиться 5 раз в день, ему некогда будет употреблять что-то, и разум его будет спокойным. Ислам ведь не заключён в тюбетейке или длинной одежде, ислам - это подчинение Всевышнему, спокойствие и мир. Бывает, что мы говорим, мол, у нас вера в душе, а сами делаем, что хотим, это неправильно. Я скажу: «Сынок, не кури», а сам курю - это неправильно. «Не пей спиртное», а сам выпиваю - давайте уходить от этого.

- Сначала надо заставить человека слышать и слушать, а потом найти замену пагубной страсти, верно?

Р. Сингатуллин: - Без собственного желания человека перестать принимать наркотики или алкоголь обойтись не получится. Насильно мил не будешь. Надо, чтобы он в процессе реабилитации захотел быть чистым, захотел жить по-новому. Это большая и трудная работа.

Алексей: - Всё в голове. Работать надо с головой.

Салих хазрат: - Человек теряет разум, поддаётся, потому что есть желание поддаваться. Всевышний нас сотворил и сказал, что нам нельзя, он нас испытывает, что мы будем делать. Я - обычный парень, служил в армии, занимался боксом, общался с ребятами. Когда я пришёл в ислам и начал ходить в мечеть, дворовые начали спрашивать: «Ты что, не расслабляешься совсем?». Я им ответил: «А я и не напрягаюсь». Понимаете, они думают, что вот неделю отработают, огород вскопают, жене купят что-нибудь и всё - они имеют право расслабиться. И это неправильно.

Ольга Минеева
Отправить письмо в редакцию


forecast

Новости


Работа