12.04.2018
Общество
«Нам повезло – нас не сожгли»

Ежегодно 11 апреля мировая общественность отмечает Международный день освобождения узников фашистских концлагерей. В этот весенний день 1945 года произошло восстание узников концлагеря «Бухенвальд». В этот день вспоминают и о трагедии бывших несовершеннолетних узников, которых немецкие оккупанты держали в неволе. Детский труд использовался в самих концлагерях, на военных заводах, на промышленных и сельскохозяйственных предприятиях. Дети становились заложниками, донорами, биологическим сырьём для преступных медицинских экспериментов.


В Нижнекамске сегодня проживают узники фашистских концлагерей: Эмма Кудрявцева, Людмила Конарева, Анна Газизова, Валентина Вахрушева, Иван Колосов, Валентина Артемьева, Альбина Дыранова. В скупых воспоминаниях они отмечают самое страшное, что врезалось в детскую память.

В. АРТЕМЬЕВА: «Я родилась 27 сентября 1944 года, с мамой жила в одном лагере. Она мне и рассказывала, как лагерные дети были донорами и объектами страшных экспериментов. По лагерю ходил слух, что наш барак немцы хотят взорвать, а узников утопить в Балтике, посадив их на паромы. Но фашисты не успели это сделать. 2 мая 1945 года лагерь освободили американцы. Мама буквально в зубах, так она говорила, вынесла меня из барака с узелком пелёнок».

В. ВАХРУШЕВА: «На воротах концлагеря на русском языке было написано: «Каждому - своё». В четыре утра был подъём, на завтрак - баланда из брюквы. Под конвоем водили на военный завод. В мою обязанность входило подметать металлическую стружку у станков. Часто после работы нас гоняли разбирать завалы после бомбёжек. Иной раз и спать не ложились, сразу шли на завод».

Э. КУДРЯВЦЕВА:«Летом 1942 года немцы нашу деревню полностью сожгли, а население угнали в Германию. Мне было 5 лет. Нас привезли уже обессиленных. Тех, кто покрепче, отправили дальше, а мы остались в здешнем концлагере, который назывался «Освенцим». Сразу с поезда нас отправили в крематорий. Когда нас завели в газовую камеру, первое, что бросилось в глаза, - кафельный пол, который раскачивался. Людей травили газом, пол наклонялся. Трупы узников скатывались в печь. Казалось, судьба предрешена. Но мне повезло, у немцев тогда кончился газ, людей вернули в барак. Так мы остались живы. Освободила нас наша армия в апреле 1945 года. Домой ехали долго: сначала попали в Брест, потом в Брянск. Жили у родственников в посёлке недалеко от Брянска. Маму постоянно вызывали на допросы. От тюрьмы её спасло то, что семеро её братьев воевали на фронте, были коммунистами».

Нижнекамскую организацию узников фашистских концлагерей возглавляет Альбина ДЫРАНОВА, которая одновременно является заместителем председателя республиканского совета несовершеннолетних узников концлагерей. Она тоже коротко рассказала о себе:

- Папа Павел Дмитриевич был замполитом полка, воевал в финскую, был ранен. Когда Красная Армия вошла в Польшу, папин полк в 1939 году перевели туда. По примеру других офицеров папа взял с собой и семью. У родителей уже было четверо детей, я, пятая, родилась в Польше. Папа, видимо, погиб в первых же боях, потому что, сколько мы ни искали, никаких известий найти не удалось. Маму с пятерыми детьми фашисты увезли в концлагерь близ деревни Лайфайн недалеко от Расенбурга.

Нас освободили советские войска в феврале 45-го. Несколько месяцев держали в фильтрационном лагере, всё же разрешили вернуться в Советский Союз. Приехали на родину, в Дмитриевку. В Соболекове окончила среднюю школу. В конце 50-х годов работала в экспедиции «Гипрокаучука» с группой изыскателей. Когда началась стройка, поступила в бригаду маляров-штукатуров, наша бригада отделывала первую школу. Потом работала табельщицей, кассиром банка, старшим инженером отдела труда и заработной платы управления «Отделстроя».

На фото: Учащиеся Дмитриевской начальной школы, А. Дыранова - в первом ряду крайняя справа. 1949 год.

Газимзян Сабиров
Отправить письмо в редакцию


forecast

Новости


Работа