08.11.2017
Общество
Круглый стол "ВГ": Остаться в живых

«ВГ» собрала в редакции круглый стол «Культура трезвости против культуры пития». Обсудить алкогольную тему пришли: психиатр-нарколог Рамиль Сингатуллин, заведующая Центром здоровья для детей Диляра Валеева, заведующая отделением медико-социальной помощи детской горбольницы Наталья Шишкина и психологи отделения Анна Куртмина и Вероника Филипова, председатель клуба «Нижнекамский оптималист» Рузалия Каюмова и активисты клуба Анатолий Левандовский и Татьяна Леконцева, Алексей из общества «Анонимных алкоголиков», общественник Владимир Пащенко. Модератор - корреспондент Ольга Минеева.


- Предлагаю разговор начать с цифр: нижнекамцы за прошлый год выпили 3784 тысячи литров алкоголя, 66 человек им отравились, 14 из них умерли…

Р. Сингатуллин: - Реальные цифры, по крайней мере, в 10 раз больше. Просто алкоголиков никто не считает.

А. Левандовский: - А я знаю, как считают алкоголиков. Как-то зашёл в вытрезвитель, чтобы поговорить с пьяницами. А работница у них спрашивает, кто хочет пораньше уйти. Двое молодых согласились и ушли, остальные лежат, говорят, торопиться некуда. Работница объяснила, что те двое теперь на учёте в наркологии будут состоять. Получается, заядлые алкаши нигде не учитываются, а молодые парни, может, разочек выпив, встали на учёт как алкоголики.

- Сейчас в вытрезвителе другие порядки. Теперь там просто отлёживаются. Не замёрз, не убили, не ограбили - и на том спасибо. Можно ли как-то работать с клиентами вытрезвителя?

Р.С.: - Намного лучше было бы, если их привозили в соседнее здание - в наркологию. Там бы Алексей с ними поговорил, может, был бы толк.

Алексей: - В обществе анонимных алкоголиков нет жёсткого принуждения. Алкоголизм для нас - это однозначно хроническая болезнь, вылечить её нельзя, надо с ней как-то жить. Мы помогаем друг другу справиться. Только сам человек может признать, есть ли у него проблема с алкоголем. Нелепо думать, что у безногого вырастут ноги. Цель нашей программы - не заставить человека бросить пить, а вернуть здравомыслие. Чтобы человек понимал, что он делает. После реабилитации он может по желанию, допустим, культурно выпить, но не скатывается в неконтролируемое безумие.

А.Л.:- А что такое культурно выпить? Культурно украсть у себя здоровье?

Татьяна: - Культурно выпить - всё равно что культурно умереть. Знаю по своему опыту. У меня была хорошая семья. Папа, конечно, выпивал, но работу не прогуливал. Как выпьет, ласково со мной говорил, конфеты давал. А мама всегда в заботах, строгая. Для маленького ребёнка такой папа - добрый, а мама нет. Всегда дома были застолья: папа с работы придёт, друга приведёт, мама им закуски поставит на стол. Мы с братишками, когда все разойдутся, стали помаленьку пробовать из рюмочек. А в 19 лет попробовала вино и сигареты с коллегой - красивой, успешной, опытной. Потом замужество, развод. Я тяжело его переживала. Как-то встретила подругу и понеслось - пьянки, сомнительные компании, мордобой, матерщина. Воспитание спасло, окончательно не опустилась, в 91-м году пришла в «Нижнекамский оптималист», и с тех пор не пью.

- Значит, главное - это пример родителей?

Р. Каюмова: - Всё идёт из семьи. Если ребёнок с рождения видит «культурное» питейство, когда ножки-ручки обмывают, дни рождения, поминки, уже есть установка - он себя готовит, что к 18 годам спокойно будет пить и курить. Надо работать с семьёй, с родителями. В моём микрорайоне есть семья, в течение 5 лет в ней один сын умер от алкогольного цирроза, второй пьяным попал под машину, а третий утонул, тоже по пьянке. Две сестры спились, мать ослепла. В магазинах алкоголь и табак продают, как молоко. По телевизору - пирушки, призывная реклама. Вот и получаем на выходе пьющих и курящих подростков.

- А как можно оградить от алкоголя хотя бы подрастающее поколение?

Д. Валеева: - Здоровье надо беречь с самого детства. Давать алкоголь детям - как играть в русскую рулетку, особенно девочке. Уродства, заболевания, аномалии развития - следствие алкоголя. Мы показываем детям страшные фильмы, предупреждаем. Но дети с уже сформировавшейся зависимостью к нам не приходят, наша задача - профилактика.

Н. Шишкина: - Мы работаем с детьми по возрастам и с родителями. Старшеклассники живо интересуются темой, потому что им это ближе. Мы их водим в кабинет здорового ребёнка, кабинет психопрофилактической подготовки беременных к родам «Сонатал», роддом, ЗАГС, пытаемся рекламировать семейные ценности. Но и с неблагополучными семьями мы тоже работаем. Устроили праздник для «Весты», поговорили. Сейчас ещё в детской библиотеке «Апуш» проводим занятия с мамочками. Они - благодарные слушатели. Антинаркотический марафон ведём с 2013 года, 1700 родителей охвачено.

А.Л.: - А вы этих родителей спрашиваете, сами-то они пьют?

Алексей: - Я вот дома не пью. И всем, кто приходит в гости, запрещаю. Мои дети видят нормального папу, а не алкоголика.

Анна Куртмина: - Алексей, вот сейчас вы - хороший папа, но в то же время анонимный алкоголик?

Алексей: - Я рос в благополучной семье, учился в престижной школе, занимался спортом. В 12 лет у меня началась дворовая жизнь, это были как раз 90-е, - алкоголь, сигареты. Хорошо, что наркотики мимо прошли. С друзьями, нас было 16, в любую погоду мы шли за водкой, хотя достать её тогда было нелегко. Из нашей компании сейчас остались в живых всего четверо. Меня тогда вытащила семья, я смог окончить школу. Но трудности с алкоголем остались. Потом уже я сам пришёл к анонимным алкоголикам. И теперь иногда заглядываю по старой памяти.

- А кто вообще должен спасать детей: родители, учителя, социальные службы?

Владимир: - Тревогу должна забить общественность. Родители должны ходить на работу, зарабатывать деньги. Учителя должны учить, а не воспитывать и спасать. Я хожу по улицам, замечаю, что подростки курят, девочки даже чаще, чем мальчики. Каждый должен быть активнее, добрее. Должны быть волонтёры.

Алексей: - У одноклассницы моей дочки были пьющие родители. К ним начали приходить представители соцслужб с увещеваниями и контролем. Она не принимала их помощь и только злилась.

А.Л.: А наше государство вообще в ус не дует. Я написал письмо Голиковой, чтобы составили программу оздоровления населения России. Нет такой программы, а в других странах есть!

Владимир: - А я спросил в управлении культуры, есть ли такое понятие «культура пития»? Они сказали, что нет. Это маркетинговый ход. Чтобы ликвидировать негативные последствия пропаганды алкоголя, нам всем надо объединиться и написать письмо в исполком с требованием убрать скрытую и открытую пропаганду из города. Вот сейчас мы образно косим траву, а можно же вырвать корень. Корень - это законодательная база. Я был на общественном слушании и спросил, сколько денег в казну города поступает от продажи алкоголя. Выяснилось - 0 рублей! И муниципалитет имеет право вводить местные ограничения. Почему же они этого не делают? Есть постановление горисполкома №938, на основании которого выдаётся лицензия на продажу алкоголя. Там указано, что от входной группы образовательного учреждения до входной группы места продажи алкоголя должно быть не менее 25 метров. Почему 25? Почему не 100, не 500?

Н.Ш.: - Всегда есть выбор - можно не покупать. Но чтобы не покупали, надо в этом убедить. Этому мы пытаемся научить на занятиях в школе.

А.Л.: - Я тоже провожу лекции в школах и колледжах. Рассказываю о вреде алкоголя и табака. Первоклашки слушают, раскрыв рот. Им интересно.

Р.С.: - Вообще-то есть статистика: приходишь в школу, читаешь лекцию - повышается смертность от алкогольных отравлений.

В. Филипова: - Непрофессиональными беседами можно спровоцировать интерес. Подростки пробуют алкоголь и сигареты из чувства протеста, чтобы выделиться или быть в стае. Чтобы предупредить, важно понимать мотивацию подростка и быть с ним на одной волне, стать авторитетом для него. Нужно не пугать, а предлагать положительные решения, интересные занятия.

Р.С.:- На протяжении сотен лет народ в России целенаправленно приучали к пьянству на госуровне. Татарская глубинка долго оставалась трезвой, а потом за несколько послевоенных десятилетий начала спиваться. И причины алкоголизма - не только психические и социальные, но и биологические. Пока никто об этом не сказал.

Алексей: - В анонимных алкоголиках мы учитываем это обстоятельство, у человека может быть тяга на физическом уровне. Тогда единственное, что поможет, - полное воздержание до конца жизни.

Р.К.: - Мы много боролись с алкоголизмом и продажей алкоголя. И письма писали в исполком и УВД, и подписи собирали. На какое-то время становилось лучше. Но это работа не одного дня. Надо собираться вместе, поднимать шум, выходить в массы, кричать о том, что травят наших детей. Всем вместе нужно идти к сознательной трезвости.

От редакции

Люди пьют семьями, поколениями. Одним махом решить проблему нереально. Но махнуть на всё рукой - непозволительная роскошь. Наше здоровье, здоровье наших детей и внуков зависит от отношения к алкоголю в данный момент. Каждый может изменить мир: кинуть в соцсеточку информацию о вреде алкоголя, сходить проведать голодных детей пьющей соседки, поговорить с попивающим одноклассником сына или дочери, даже просто быть примером хорошего человека. Главное - не оставаться равнодушным, что-то делать.

Ольга Минеева
Отправить письмо в редакцию


forecast

Новости


Работа