15.05.2019
Происшествия
«МНЕ НРАВИЛИСЬ ХУЛИГАНЫ»

Разиля Шамсутдинова, педагог по профессии, проработала в уголовно-исполнительной инспекции 15 лет. Выйдя на пенсию, она продолжила воспитательную работу, но уже не с преступниками. Максимальные «преступления», на которые способны её нынешние подопечные, - не доесть кашу или не заснуть в тихий час. Р. Шамсутдинова работает в детском саду.


- Разиля Тимергалеевна, как получилось, что вы из школы попали в совсем не детскую систему?

- Конечно, когда в 1996 году мне, завучу школы №13, предложили работу инспектора, я сомневалась. Но я не боюсь перемен. Пришлось и для взрослых оступившихся людей научиться быть психологом, внимательным слушателем, убедительным оратором. Но главное, чему я научилась за 15 лет работы в инспекции, - это видеть в каждом осуждённом человека со всеми слабостями и проблемами.

- Но ведь это больше мужская работа?

- Женское начало здесь тоже требуется. Я всегда смотрела на осуждённых с позиции матери. Даже сейчас, когда вижу на улице бомжа, я понимаю, что ему в сложный момент не помогли. Имея поддержку, люди, как правило, не становятся на преступный путь.

- Как осваивались в новой для себя профессии?

- С интересом! В штате были всего 3 сотрудника, а на учёте состояли 1000 человек. Втроём мы ходили в рейды, проверяли осуждённых по месту жительства. Уставали, но справлялись. Потом штат расширился, нас перевели в Ахтубинский ОВД. Пожалуй, это были лучшие годы моей жизни. В коллективе были тёплые отношения, все стояли друг за друга горой, помогали.

- Опишите свой обычный рабочий день?

- Обычными их не назовёшь. Каждый день происходило что-то новое. Мы регистрировали и изучали приговоры суда, беседовали с осуждёнными на службе и по месту жительства. Как-то я сопровождала неоднократно судимую женщину в колонию-поселение в Мамадышском районе. Ехали вчетвером: она, её мама, водитель и я. Была осень, распутица. Почти у самой деревни машина застряла. Я поначалу растерялась, перед глазами встали кадры из фильма «Вокзал для двоих», как Людмила Гурченко с Олегом Басилашвили с баяном наперевес не успевали на перекличку в колонию. В итоге нашу машину вытащила проезжавшая молоковозка, мы успели вовремя. Но я с тех пор, когда смотрю этот фильм, вспоминаю свою историю.

- В чём заключается главная задача инспекции? Ведь сделать отметку в документах и побеседовать можно и формально?

- В том и заключается, чтобы направить осуждённого в верном направлении, помочь ему с документами, найти работу. Это же неправильно, когда человек остаётся наедине со своими проблемами. Было много случаев, когда мы помогали сделать паспорт, найти крышу над головой. Как-то на учёте стоял один бомж, он жил на стройке в заброшенном магазине. Один из инспекторов ходил к нему, отмечал по «месту жительства». Выяснилось, что этот мужчина был одним из ликвидаторов Чернобыльской аварии, у него и документы были. Через исполком устроили его в Дом ветеранов.
Тюрьма - страшное место. Лучше помочь человеку здесь, в инспекции, чем куда-то его отправлять, ведь достаточно, чтобы он 2-3 раза не пришёл на регистрацию. Наши сотрудники никогда не ставили перед собой цель ужесточить наказание. Когда подопечные получали реальный срок вместо условного, мы всем коллективом переживали: значит, не удалось убедить человека. И всё равно каждый новый день я начинала с девиза: «Исправиться никогда не поздно!». Пыталась внушить его каждому оступившемуся человеку. Среди тех, кто попадал к нам, было много вполне хороших людей, которые совершили мелкие преступления. Не зря же народная мудрость гласит: от сумы и от тюрьмы не зарекайся.

- Скучаете ли вы по работе в инспекции?

- Скучаю и по работе, и по форме - она дисциплинирует. Надев форму, ты уже представитель власти, несёшь ответственность перед обществом, в твоих силах что-то сделать для людей. Я часто прихожу в инспекцию, встречаюсь с бывшими коллегами. Иногда мы выезжаем вместе на природу. Бывает, встречаю на улице своих бывших подопечных. Они подходят ко мне, беседуем, многие благодарят. Приятно, что люди исправились.

- Сейчас вы вернулись к педагогике?

- В 45 лет я вышла на пенсию по выслуге, но отдыхать - не по мне. Теперь я воспитатель, в детском саду готовлю малышей к школе. Каждый день благодарю Бога, что занималась и занимаюсь любимым делом и получаю от этого радость.

- А как воспитываете хулиганистых ребятишек?

- Мне всегда нравились хулиганы. У них у многих добрая душа, просто они в силу возраста не знают, как выделиться, показать себя по-хорошему. Дети должны постоянно двигаться, играть, не сидеть на месте. Через игру, примеры и разговоры стараюсь вложить в них душевную теплоту и любовь, вместе с родителями учим их, что такое хорошо и что такое плохо. Уверена, они вырастут достойными людьми и никогда не переступят порог инспекции.


Сотрудники инспекции 2004 года. В первом ряду: Разиля Шамсутдинова и Резеда Ананьева, во втором ряду: Наиль Гараев (на тот момент начальник инспекции), Габит Валиахметов, Марат Сибгатов, Сергей Купцов.
Виктория Чабаева
Отправить письмо в редакцию


forecast

Новости


Работа