10.09.2019
Летопись Нижнекамска
БИЛ ЯПОНЦЕВ, СТРОИЛ ГОРОД

2 сентября исполнилось 74 года, как был подписан Акт о капитуляции Японии, тем самым было ознаменовано окончание Второй мировой войны. Нижнекамец Панфил Павлов - один из тех, кто в годы войны охранял Дальний Восток от японского вторжения, а в 1945 году участвовал в разгроме Квантунской армии. Для «ВГ» ветеран припомнил несколько боевых эпизодов, рассказал о своём участии в строительстве города. В беседе участвовала и его супруга Мария Егоровна.


ДВОЕЧНИКОМ НИКОГДА НЕ БЫЛ
Родом Панфил Григорьевич из Оши Шереметьевского района (ныне Нижнекамский район). Деревня была небольшая - всего около 40 дворов, поэтому и школа была только начальная, на четыре класса - один учитель Иван Эзеков. Семья Павловых была многодетная: у Панфила были два брата и две сестры. Овдовевший отец женился второй раз, семья пополнилась ещё двумя сёстрами. Так что трудовую жизнь Панфилу пришлось начинать с семи лет: отец возил в Шереметьевку молоко на маслозавод, а сын ехал с ним, забирал в районном узле связи деревенскую почту и потом разносил по адресам. Ещё в его обязанности входило летом по утрам приводить с ночного лошадь, а та была с норовом, старалась укусить, приходилось заманивать её хлебом.
- Мы учились вместе. Панфил из-за работы часто пропускал уроки, но двоечником никогда не был, - вносит подробность Мария Егоровна.
Семилетку Панфил оканчивал в Шереметьевке, его жизнь на частной квартире колхоз оплачивал дровами. После школы Панфил окончил курсы механизаторов, ему доверили работать на колёсном тракторе ХТЗ. Но долго работать юному механизатору не пришлось - в 1943 году парня призвали в армию.

СВЯЗЬ ДАВАЙ!
- Уезжал Панфил вместе с моим братом Владимиром. Обоим было по 17 лет, мальчишки ещё. Провожали их всей деревней, я плакала, - вспоминает супруга.
Панфил попал служить на дальневосточную границу, освоил винтовку-трёхлинейку и связь. Открытых боёв с японцами не было, но без провокаций со стороны противника не проходило ни дня. Жаркие дни наступили после 9 августа 1945 года, когда согласно Ялтинским соглашениям СССР объявил войну Японии, советские войска вошли на территорию Маньчжоу-Го, оккупированную неприятелем. Бои шли каждый день, от разрывов снарядов связь часто рвалась.
- Командир кричал: «Связь давай!». Я хватал катушку и бежал вдоль линии связи, искал, где снаряд или осколок перебил провод. А вокруг пули, разрывы. Найдёшь порыв, соединишь - и бегом обратно, - рассказывает о военных буднях ветеран.
Однажды в помощники ему дали молодого бойца. Командир в очередной раз послал связистов налаживать связь. Побежали - Панфил впереди, новичок сзади. Добежали до места порыва, восстановили связь, буквально в десяти метрах разорвался снаряд. Более опытный Павлов успел упасть на землю, а новичок замешкался, осколок, попавший в голову, оказался смертельным.
- На плащ-палатке около километра тащил тело товарища, даже имени не успел узнать, - сокрушается ветеран.
В одном из боёв во время контратаки японец сумел добежать до наших окопов. На его пути оказался Панфил, пришлось вступить в рукопашную схватку. Парень из Оши не растерялся, сумел свалить противника на землю и прикончить штыком.
- Очень потом переживал, что убил человека! Ребята успокаивали: «Если бы ты его не убил, он бы, не моргнув, тебя прикончил», - признаётся Панфил Григорьевич.
Тогда, в 45-м, советские воины узнали и о зверствах японцев. В концлагерях, где содержались и советские военнопленные, подопытным они делали инъекции чумы, сибирской язвы и других болезней, проверяли степень выживаемости человеческого организма, помещая узников в кипяток или в жидкий азот. Пытки, которым подвергались люди, были адскими. Например, японские «врачи» проводили операции без наркоза.

АХТУБАГРАД
В Нижнекамск Павловы приехали в 1964 году: уж больно красиво разговорчивый свояк нарисовал для них сказочное будущее строящегося города. Панфил Григорьевич с улыбкой вспоминает:
- Мы с Марией Егоровной поверили всему рассказанному. Мне было уже 38 лет. За плечами война, курсы водителей и работа дизелистом в управлении «Альметьевбурнефть».
На новом месте он поступил водителем в автотранспортную колонну №1 (потом она стала называться ПАТО), Мария Егоровна работала бухгалтером в СМУ-6. Четыре зимних месяца пожили на квартире у свояка, весной, по примеру многих, надумали строиться. Глава семьи нашёл свободное место у Ахтубы. Каждый день после работы супруги отправлялись на место стройки. С материалами было туго. Выручало то, что Павлов из Альметьевска, Заинска, Набережных Челнов возил на грузовике железобетонные изделия. Увидит на дороге бросовые доску или брёвнышко - остановится, закинет в кузов.
На промбазе как-то ломали склад, отходы хотели увезти на свалку. Новоиспечённый строитель купил мужикам литр водки - они нагрузили досками и стойками полный кузов 12-тонного КРАЗа. Потом Павловы стены постройки засыпали землёй, крышу покрыли рубероидом. К осени «коттедж» был готов. Высота внутри помещения была два метра. Стены и потолок оклеили обоями. Поставили две койки, круглый стол. Из предметов роскоши были холодильник и радиоприемник «Родина».
Подробности быта тех лет добавляет Мария Егоровна:
- Готовили пищу и грели воду на керогазе. Две дочери учились в первой школе, уроки готовили при свете лампы, а когда керосина не было, зажигали свечи. Около нас стояло ещё несколько десятков таких сооружений. По праздникам приглашали гостей, сами ходили к друзьям в такие же «коттеджи». Свой микрорайон мы прозвали Ахтубаградом. Официально наши домики значились как будки и регистрировались в поселковом Совете. Письма нам писали по адресу: Ахтуба, будка номер 103.
На том месте, где находился Ахтубаград, сейчас площадка, откуда автобусы Нижнекамского ПАТП отвозят дачников в садовые массивы. Когда Панфил Григорьевич проходит с внуками по этому месту, не упускает случая рассказать, что вот здесь стоял домик, построенный руками деда и бабушки.
Четыре года прожила семья в этой засыпушке. Домов строили много, но жильё в первую очередь получали строители и специалисты химкомбината. Шофёров почему-то не жаловали в этом отношении. Директор ПАТО Михаил Алексеевич Топчанюк вышел с инициативой - построить дом своими силами. Первый пятиэтажный дом построили в квартале «Е», в числе первых счастливчиков новоселье справили и Павловы.
За годы жизни в Нижнекамске было много событий, но чаще всего Панфилу Григорьевичу вспоминается ураган 1972 года.
- Было это, как бы не соврать, в ноябре. Наши водители с берега Камы напротив Соболекова возили песчано-гравийную смесь. Ветер поднялся такой силы, что несколько гружёных МАЗов и КрАЗов свалило в кювет. Вечером с начальником автоколонны Александром Пановым поехали вытаскивать машины. Мой грузовик БелАЗ шёл порожняком. На дороге гололёд, ветер дул боковой. Я считал себя опытным водителем, но, представьте, не справился с управлением - ураган свалил в кювет и нас. Думал, Панов ругать будет, но он только и сказал, мол, хорошо, что живы остались. Выручать машины пришлось трактором.

И ДРУГИМ ЖЕЛАЮ!
На вопрос: «Сбылось ли для вашей семьи всё то, что расписывал когда-то свояк?» - ветеран ответил:
- Считаю, да. Город становится всё краше. Дочери получили высшее образование, вышли замуж, мы с Марией Егоровной уже имеем правнуков. У меня к ордену Отечественной войны, медалям «За боевые заслуги», «За победу над Японией» и Благодарности Верховного главнокомандующего Сталина в Нижнекамске прибавились медали «За доблестный труд. В честь 100-летия со дня рождения В.И. Ленина» и «За трудовое отличие». И супруга награждена медалью «Ветеран труда». Считаю, что жизнь мы прожили достойно, чего и другим желаю.

В 2016 году Панфилу Григорьевичу Павлову исполнилось 90 лет.
Их с Марией Егоровной пришли поздравить родственники и общественность микрорайона.
Отправить письмо в редакцию
forecast

Новости


Работа