06.06.2018
Летопись Нижнекамска
От кошар до химкомбината

Подростком Асгат ДАВЛЕТОВ мечтал посвятить себя работе в сельском хозяйстве, чтобы сделать жизнь послевоенной деревни более сытной и благополучной. Но судьба распорядилась по-своему, сделав его строителем от Бога.


Башкирская «Швейцария»

Получив аттестат зрелости об окончании средней школы, юноша поехал в Казань поступать в сельскохозяйственный институт. В парне, с любопытством рассматривающем столичные достопримечательности, намётанный глаз казанского вора сразу определил деревенского простачка. Асгат и не заметил, как лезвием прошлись по его пиджаку и он лишился всех денег. Обозлившись за это на Казань, он уехал в Октябрьский, где поступил в строительный техникум. Это учебное заведение было подарком судьбы: за два с половиной года он освоил многие строительные специальности, научился делать расчёты фундаментов, изучил теоретическую механику, высшую математику, сопротивление материалов. Одним словом, база была заложена основательная, чему он благодарен до сих пор. Уже будучи зрелым руководителем, Давлетов потом заочно окончил КИСИ.

С новеньким дипломом Асгату хотелось вернуться в родные Нижние Чирши в Лениногорском районе, но в комиссии по распределению его уговорили поехать в Зиянгуринский район, который в Башкирии называли «Швейцарией». Место, действительно, оказалось сказочно красивым. В совхозе «Овцеводский», имеющем 60 тысяч гектаров земли и 25 тысяч овец, можно было проявить всё то, чему научили в техникуме.

Он стал курировать работу овцеводов. Вместо кошар из дикого камня без крыш молодой специалист взялся строить деревянные с кровлей, чем приобрёл уважение пастухов и руководства совхоза. Кроме проверки на профессиональную пригодность, жизнь устроила ещё один непредвиденный экзамен. На башкирских лугах травы росли почти в человеческий рост. И было немало желающих поживиться этими кормами. Прежний прораб, видимо, шёл на сделку с ворами, охочими до колхозных кормов, получая от них немалую мзду, за что в итоге и получил срок. Предложили взятку и молодому строителю за то, что закроет глаза на незаконный вывоз сена. Сумма была большая из 50-100-рублёвых купюр. Старые люди помнят эти деньги размером с салфетку. Прораб отказался наотрез и, когда ему попытались засунуть деньги в карман брюк, всю пачку бросил на дорогу, купюры разнесло ветром.

Через год работы в «Швейцарии» Давлетов ушёл служить на Северный флот. По отличному состоянию здоровья годился в подводники, но полковник, узнав, что он окончил строительный техникум, взял его к себе. Полковник для своей части в посёлке близ Мурманска решил построить 8-квартирный дом, клуб и другие объекты. Всеми работами стал командовать рядовой Асгат Давлетов. К концу службы все объекты были сданы под ключ.

И вода по талонам

Сегодня Татарстан - один из процветающих регионов России. Но в 50-60-е годы окраины республики выглядели настоящим захолустьем. В этом Давлетову пришлось убедиться своими глазами. После демобилизации у него была возможность уехать в Афганистан на строительство газопровода, но его вызвали в обком партии (к тому времени он был членом КПСС) и привлекли к выполнению важного задания - поднимать строительство в Мензелинске и Актаныше.

Знакомство с городком душевного подъёма не вызвало: в Мензелинске не было даже здания райкома партии, не было больницы, бани и других общественных зданий. Но самым шокирующим фактом для строителя было то, что воду здесь давали по… талонам. Это несмотря на то, что город стоял на берегу реки Ик.

К слову, в Мензелинске Давлетов познакомился с Минтимером Шаймиевым, директором «Сельхозтехники». Вскоре строитель Давлетов уже пользовался у мензелинцев большим авторитетом - его СМУ поднимало два района. В первый же год в Мензелинске были построены водонасосная станция, фильтры, отстойники, водонапорная башня. Потом появились и другие жизненно необходимые объекты. В благодарность мензелинцы избрали начальника СМУ депутатом райсовета.

Актаныш, вообще, представлял собой деревню. Он периодически подтапливался весенними талыми водами, поэтому по решению обкома партии райцентр решено было построить почти заново на новом месте - повыше. К этому делу были привлечены строительные организации других районов, в том числе и «Татэнергострой». В Актаныш приезжал и начальник Нижнекамской стройки Королёв. Он обратил внимание на молодого энергичного руководителя и в 1972 году пригласил Асгата Ризовича в Нижнекамск на должность главного диспетчера «Татэнергостроя». Не сразу, но начальник СМУ принял приглашение Евгения Никифоровича.

Сердце и мозг стройки

В новой должности Давлетов освоился на удивление быстро: сказались опыт, умение в клубке проблем схватывать и выделять основное. А хозяйство ему досталось большое и достаточно сложное: 24 тысячи человек и более 2 тысяч различных транспортных средств и механизмов, занятых на строительстве очистных сооружений, химкомбината, ТЭЦ, шинного завода… И всё это - объекты республиканского и всесоюзного значения, которые нужно строить быстро и ввести в строй в нужные сроки, потому что все они находятся под контролем Центрального Комитета партии и Совета министров. Кроме главного диспетчерского центра, где работали 5 человек, в строительных управлениях трудились ещё около 200 диспетчеров. Уже через неделю работы Асгат Ризович понял, что центральная диспетчерская - это сердце стройки, куда сходятся все данные о деятельности всех подразделений, а Королёв - её мозг.

Настоящий диспетчер

В практику работы новый главный диспетчер ввёл вторичную проверку, чего раньше не было, - стало учитываться, кем и сколько было заказано материалов, особенно бетона, и проверяться, были ли они использованы. Утром после обхода объектов Королёв всегда заходил в диспетчерскую и по сводке, подготовленной Давлетовым, видел, как идут дела на том или ином объекте. Мало заказано материалов - значит, мало сделано, о чём разговор в тот же день пойдёт на планёрке. Вторичная проверка не всем руководителям пришлась по вкусу, некоторые выразили свои претензии главному инженеру «Татэнергостроя» Беляеву, тот взял диспетчерскую службу в защиту: «Наконец-то у нас появился настоящий главный диспетчер, от вас требуется только одно - выполнять его распоряжения».

Некоторые руководители, желая показать своё старание, заказывали бетона больше, чем могли использовать. С одним из таких ревностных старателей вышел настоящий скандал. Главный инженер УС «Промстрой» Рекунов, начавший строительство первых объектов шинного завода, заказал около 300 тонн бетона. Ему столько и отпустили, но приёмку руководитель не смог организовать - ни людей, ни площадки. Водители позвонили в центральную диспетчерскую: куда везти груз? «Поезжайте под окна квартиры Рекунова и погудите ему», - посоветовал Давлетов. Было время обеда, три бетоновоза под окнами квартиры главного инженера устроили звуковую демонстрацию. Урок оказался поучительным.

Асгат Ризович сумел так организовать работу диспетчерской службы, что она работала бесперебойно, как часы, и если Евгений Никифорович в чей-нибудь адрес позволял выразиться крепкими словами, то Давлетов и диспетчеры всегда оставались вне критики.

Помог и сельскому хозяйству

Строительному делу Асгат Ризович отдал 45 лет жизни. После работы в «Татэнергострое» ему во главе передвижной механизированной колонны №2 пришлось поднимать и Мамадыш: здесь были построены больничный комплекс, Дом культуры, канализация, кирпичный завод, жилые дома, объекты в сёлах района… После Мамадыша во главе другой механизированной колонны строил хранилища жидкого аммиака. Всего в республике было построено 30 складов. В Нурлате, например, хранилище было рассчитано на 1 тысячу тонн. Благодаря этому удобрению урожайность выросла во много раз, район резко вырвался в передовики.

Почётный гражданин

Приятно, что народ не забывает добрых дел Давлетова. В прошлом году в Актаныше отмечали 50-летие завода сухого молока, построенного СМУ под руководством Давлетова. На юбилее он был в числе почётных гостей.

Зная его влюблённость в профессию и бескорыстие, друзья и знакомые часто спрашивают у АсгатаРизовича, что дала ему любимая профессия? Он, нисколько не рисуясь, отвечает: «Я отличник Министерства газовой промышленности СССР, почётный гражданин города Мамадыш, есть даже медали: «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина» и «Ветеран труда». Но самой высшей наградой считаю радость, которую я доставлял людям, особенно детям. Никогда не забыть их счастливые лица и горящие глаза, когда мы сдавали в Мензелинске школу на 1200 мест и детский сад в Мамадыше».

Газимзян Сабиров
Отправить письмо в редакцию


forecast

Новости


Работа