12.04.2018
Летопись Нижнекамска
Николай Кузьмин – почётный строитель Татарстана

Жизненный путь многих - это поиск себя, любимого дела, профессии. Жизненный путь Николая Кузьмина в этом отношении прямой - путь в строители. Первой ступенью было одно из казанских профтехучилищ, где он выучился на плотника и где отработал два года мастером производственного обучения. Потом была учёба в Казанском индустриально-педагогическом техникуме №1. Это учебное заведение было особенным: в Союзе в областных управлениях образования выпускников-краснодипломников профтехучилищ брали на учёт и направляли в этот техникум. Так был налажен отбор наиболее даровитой молодёжи. О тех временах и о себе Н. Кузьмин рассказал «ВГ».


Делом и радиословом

- В память особенно врезались годы учёбы в техникуме. Здесь меня приняли кандидатом в члены партии, дали партийное поручение - возглавить стройотряд. В каникулы мы выезжали в Нурлат-Октябрьский район, где отделывали школу. Директором был Габас Беляев, брат Раиса Беляева из Татарского обкома КПСС, а потом возглавивший партийную организацию Набережных Челнов. При вручении символического ключа Габаса Киямовича назначили председателем райисполкома в Альметьевск. А на следующий год он попросил брата направить наш стройотряд в Альметьевский район, где мы отделали две школы на 320 и 190 учащихся. Своей работой мы обеспечили Габасу выполнение его депутатского наказа, - вспоминает Николай Прокофьевич.

В Нижнекамск он приехал в сентябре 1972 года. Парторганизация рекомендовала его в штаб стройки. Осенью на отчётно-выборной комсомольской конференции ему дали и партийное поручение - помогать и контролировать радиогазету. В стройотряде ему приходилось выпускать боевые листки и даже стенную газету, но чтобы на объектах работала радиогазета - это было что-то новенькое. При первой же возможности Кузьмин, он начинал здесь мастером, познакомился с корреспондентом радио, ею оказалась женщина лет сорока.

Тогда на радио готовились передачи для строителей и монтажников, работавших на строительстве завода бутилкаучука. С утра корреспондент обходила объекты будущего завода, собирала в бригадах информацию, потом в радиостудии, а это был обычный вагончик, успевала смонтировать передачу и в обеденный перерыв пускала в эфир. Радиоточки были в столовой и на нескольких объектах. Судя по реакции рабочих, передачи ждали, особенно если мастер или прораб в своём интервью похвалили коллектив. После производственных новостей в честь передовой бригады или именинника корреспондент ставила пластинку, и звучала песня. Благодарности обычно адресовались работникам столовой за вкусные блюда. Поварами тогда работали корейцы - отец и дочь, они действительно заслуживали добрых слов.

В каждой передаче была и критика, но свои замечания монтажники предпочитали высказывать в адрес УС «Химстрой-1», которое было генподрядчиком. О том, каким важным объектом был строящийся завод, говорит тот факт, что начальник УС «Химстрой-1» Розумный проводил штабы два раза в день: на вечернем совещании планировали работы на ночную смену, утром подводили итоги за ночь и намечали, что нужно сделать за день. Напряжение тех дней ветеран помнит даже сегодня.

Японцы сделали вывод

После пуска завода бутилкаучука самым запоминающимся было строительство завода этилена, где радиогазета продолжала свою деятельность, а Кузьмин, уже будучи начальником участка, продолжал контролировать орган гласности. Будущее производство для нефтехимии страны было очень важным, заседания штаба стройки проводил сам Королёв. На строительстве завода работали и японские специалисты, которые курировали монтаж оборудования. Наши с любопытством присматривались к ним, а они с не меньшим интересом наблюдали за работой и отношениями наших людей. При этом для них представители разных национальностей все были русскими. Потом один из японцев поделился подмеченной особенностью с Кузьминым: в понедельник на работе главными темами разговора были выходные - как, где, с кем их провели и сколько выпили, зато в выходные в компании разговоры шли только о работе - кто как умеет выполнять своё дело, кому неправильно повысили разряд, кто на самом деле достоин повышения.

«Татэнергострой», видимо, был самой мощной строительной организацией Закамья, поэтому его подразделения работали и в других районах. В 1973 году Николая Прокофьевича с группой строителей от специализированного управления №12 отправили в Актаныш, где нужно было завершить строительство районного узла связи, комбината бытового обслуживания, Дома культуры на 600 мест и нескольких 16-квартирных домов.

Перед отправкой, как правило, говорили только о том, что нужно сделать, ни слова не упоминая о сложностях. А они всегда находились. Например, в группе командированных не было слесаря и электросварщика, этим пришлось заниматься Кузьмину самому, благо теорию и неплохую практику получил ещё в стройотряде. Нехватку рабочих восполняли местные из числа пятнадцатисуточников, которых каждый день направляли из отдела милиции. На жену он возложил обязанности кастелянши и нормировщицы. Несмотря на сложности, задание руководства «Татэнергостроя» было выполнено - все объекты были введены в строй в запланированные сроки.

Помогая другим районам, строители не забывали о своём городе.

- В иные годы мы успевали сдавать по несколько крупных социальных объектов. В 1987-89 годах мы сдали четыре детских сада - каждый квартал на радость малышей и родителей разрезали красные ленточки, - вспоминает Николай Прокофьевич.

Половинка со «Знаком Почёта»

Кузьмину пришлось побывать и кабинетным работником в должности инструктора парткома «Татэнергостроя» и помощника-референта начальника стройки. Один из эпизодов жизни Николая Прокофьевича в должности референта был связан с наградными делами. По итогам IX пятилетки Москва выделила для нижнекамцев 100 наград различного достоинства, из них 50 планировалось вручить нефтехимикам, 37 - строителям и 13 - монтажникам. Когда все кандидатуры были подобраны и обсуждены в бригадах и на участках, утверждены руководителями стройки, партийной и профсоюзной организациями, первым секретарём горкома партии, осталось отвезти списки в Казань, показать в обкоме партии. Везти поручили Николаю Прокофьевичу.

И в обкоме нашли в списках «лишнего» человека - Алексея Половинку, начальника ПТО УС «Жилстрой», готовившего в Главзаводспецстрой отчёты. Его кандидатуру начальник стройки Владимир Беляев включил по просьбе начальника Главка Михаила Твирко. Но на тот момент Половинка уже жил в Москве, и обкомовские решили его из списка убрать, мол, зачем отдавать награду на сторону. При этом велели подобрать новую кандидатуру, и нашли Павла Чернова - бригадира станочников домостроительного комбината. На все эти неувязки и утряски ушёл день.

Вечером Кузьмин на поезде отправился в Москву. Но в столице в наградном отделе министерства сидели не менее бдительные люди. Чернова, оказывается, года три назад уже наградили орденом «Знак Почёта», поэтому потребовали заменить другим достойным человеком. В «Татэнергострое» предложили опять Половинку, в наградном отделе согласились. Так человек всё же получил заслуженную награду. Тогда вместо шести дней Николай Прокофьевич из-за бюрократических проволочек пробыл в Москве десять дней. По возвращении в Нижнекамск целую неделю отходил от этой поездки.

Николай Прокофьевич 46 из 69 своих лет отдал нижнекамской стройке. Его многолетний труд отмечен званием «Почётный строитель Республики Татарстан», почётными грамотами Минрегионразвития, Министерства строительства, архитектуры и ЖКХ, имеет Благодарность председателя Кабмина РТ Рустама Минниханова.

- Мне везло на хороших людей, - говорит Николай Прокофьевич. – Вначале педагоги, видимо, заметили во мне доброе зерно и постарались дать ему взрасти. А здесь в Нижнекамске благодарен за поддержку секретарю парткома Леониду Лужецкому, Владимиру Беляеву, начальнику СУ-12 Тавизу Фатихову.

Сегодня ветеран стройки продолжает трудиться в службе контроля качества в одной из строительных организаций города.

Газимзян Сабиров
Отправить письмо в редакцию
forecast

Новости


Работа