12.04.2018
Летопись Нижнекамска
Сибирячка на Нижней Каме

В марте ветеран нижнекамского образования Маргарита Николаевна Хисаева отметила 80-летний юбилей. Она с мужем Ревом Шарифуллиновичем приехала в Нижнекамск в 1964 году. Супруг устроился на химкомбинат аппаратчиком. Захотелось на производство и ей. О том душевном состоянии, в котором пребывала в тот период жизни, Маргарита Николаевна сейчас рассказывает с юмором, хотя материальное положение не давало повода даже для улыбки.


Полная патриотических чувств, она зашла к главному инженеру Каменщику узнать, кем она может здесь устроиться. Каменщик шокировал её своим ответом: «Надевайте спецовку, каску, берите лом, лопаты, совковую и штыковую, и идите копать траншею под фундамент».

- И вы пошли?

- Нет, конечно. Развернулась и пошла в гороно, к Ахметшину. Представилась: выпускница Томского педагогического института, преподаватель математики и черчения. Накий Шайхутдинович, светлая ему память, «обрадовал»: «Мест пока нет, но я включу вас в список, вы будете сто семидесятая». Школа в строящемся городе была только одна - первая. Вторая и третья ещё строились. Я пошла прямиком к директору первой школы Николаю Максимовичу Максимову, сказала начистоту: «Муж только что отслужил в армии, он со своей сестрёнкой выросли сиротами. Мы с ним только что поженились, нам нужно одеться и обуться. Я хочу работать по специальности». Николай Максимович вошёл в положение и велел через неделю выходить на работу. Так я стала членом педагогического коллектива первой школы.

- Ветераны вспоминают Максимова строгим, даже жёстким. А вы его как охарактеризовали бы?

- Работать с Максимовым было не просто, это правда, но интересно. Он не боялся экспериментов. Как-то вызывает меня и говорит: «Маргарита Николаевна, у нас три пятых класса. В каждом много двоечников, особенно по математике и русскому языку. Это непорядок». «Надо исправлять», - согласилась я. Классы тогда были большие - по 40-45 ребят. Преподаватели, конечно, не успевали всех опросить, уделить внимание. Я предложила всех неуспевающих свести в один класс. И эксперимент превзошёл наши ожидания - ребята стали лучше заниматься, мы ликвидировали неуспеваемость.

- Много приходилось работать?

- Работали в три смены. Две смены занимались школьники, в третью вечером приходили студенты филиала КХТИ.

- Маргарита Николаевна, озорники среди ваших учащихся были?

- Разумеется. И на севере, где я начинала свою педагогическую биографию, ребята, бывало, хулиганили, и здесь. Вроде бы старшеклассники должны быть уже серьёзными, а «забывали» на моём стуле кнопку. Зато потом, когда расставались, чуть ли не в любви объяснялись, говорили, какая я добрая, а они вот такие нехорошие, позволяли себе такие поступки.

- Ветераны «Нефтехима» хорошо помнят вашего мужа - директора завода олигомеров, уважали его за человечность, порядочность. Где и как вы встретились?

- После окончания пединститута нужно было отработать три года, лишь после этого выдавали на руки диплом о высшем образовании. Я отработала нужный срок, получила диплом и вернулась к маме в Камень-на-Оби. Рядом стояла воинская часть. Группа солдат после службы решила поступать в вузы, но перед этим им захотелось подтянуть школьные знания. Они обратились в гороно с просьбой создать для них отдельный класс. Заведующая согласилась и предложила мне поработать с военнослужащими. Среди тех солдат был и Рев (имя ему родители дали от слова «революция»). Я сразу обратила на него внимание: скромный, добросовестный, учился хорошо. Однажды остались с ним наедине, и он говорит: «Рита, давай поженимся».

Предложение интересное, но в тот раз я ничего ему не ответила. Пошла к жене командира роты поинтересоваться, что за человек Хисаев. А она говорит: «Это же золотой парень! Если мы куда-то уезжаем, оставляем на него и детей, и хозяйство». Детство его было тяжёлым, в три года он потерял отца, в шестнадцать умерла мама. С сестрёнкой они остались одни. Я и сама видела, что он добрый, честный, трудолюбивый и любознательный. А тут ещё высокая оценка совершенно постороннего человека. Так мы стали мужем и женой. Первое время соседки надоедали маме, мол, зачем разрешила дочери выйти за татарина? Мама сказала: «Маргарита уже взрослая, сама принимает решения. Зять мне понравился». И разговоры прекратились.

- Вы не ошиблись в выборе?

- Нисколько. Видя его желание учиться, я дала себе слово помочь. В 1965 году он поступил в КХТИ, на своём курсе его избрали партгрупоргом. За год Рев успел пройти программу двух курсов. Вот такой он был способный. Стипендии не хватало, по ночам подрабатывал грузчиком.

- Как же вы жили на два города?

- Сначала на частной квартире, потом в общежитии. Посылала моему мужу-студенту деньги. Я привезла с собой большую домашнюю библиотеку. Когда деньги кончались, брала какое-нибудь собрание сочинений, например, пятитомник Сергея Есенина, несла Романову - директору книжного магазина. Он их у меня купит по своей цене - я дней пять-шесть живу.

- Рев Шарифуллинович прошёл по всем ступенькам карьеры?

- Да, и узнал производство досконально. Он был мастером, заместителем и начальником цеха, начальником ПТО. В 1988 году, когда пошёл разгул демократии, руководителей начали выбирать на собраниях. На заводе олигомеров открытым голосованием выбирали директора - за мужа проголосовали 89% заводчан. Он и кандидатскую хотел писать, но я была против. Он весь отдался производству и наукой всё равно занимался. На заводе СКИ-3 №2 курировал строительство цеха полимеризации и дегазации №1706, внёс очень много усовершенствований, я помогала ему с математическими расчётами. Он придумал автоматическое управление технологическим процессом, опередив время чуть ли не на десять лет. Его портрет на ВДНХ висел полтора года. Президент Академии наук Анатолий Петрович Александров побывал на выставке, ознакомился с работой мужа, предложил руководству «Нефтехима» выдвинуть мужа на Государственную премию. Если бы выдвинули, к его работе столько присосавшихся было бы, что Хисаеву ничего бы не досталось.

- Вы так профессионально рассказываете о «Нефтехиме», как будто работали рядом с мужем.

- Мне пришлось преподавать в нефтехимическом техникуме, выпустила группы электриков, киповцев. На каждом заводе работают мои ученики, и все - на хорошем счету. Я постоянно интересовалась заводскими делами, Рев Шарифуллинович рассказывал обо всём, не скрывал и проблемы. Вместе душа в душу мы прожили почти пятьдесят два года, вырастили сына и дочь. Приятно, что на заводе по инициативе директора завода Рустема Галимова каждый год проводится волейбольный турнир памяти моего мужа. Мои личные призы каждому участнику финала - бутылка шампанского.

Отправить письмо в редакцию
forecast

Новости


Работа