15.12.2017
Летопись Нижнекамска
Война выявила и героев, и подонков

Было время, Амина Бареевна Ибрагимова была известным человеком в городе, ведь она руководила киносетью района и строила кинотеатр «Джалиль», была вхожа в кабинеты руководителей горкома партии и горисполкома. Но уже много лет ветеран труда по состоянию здоровья не покидает квартиру. Однако у неё всегда есть чем поделиться с журналистами. Сегодняшний её рассказ - воспоминания о детстве.


- Мой папа Габдульбари Гумерович Гумеров был кадровым офицером. По рассказам мамы, он участвовал в войне с финнами, перед Великой Отечественной войной в Казани окончил совпартшколу. Помню, как его провожали на фронт: в гимнастёрке, галифе, сапогах, папа мне казался самым красивым мужчиной. Мама объяснила, что он уезжает на борьбу с врагом. А у меня остались яркие впечатления от Сабантуя, где дяди боролись, обхватив друг друга полотенцами. Борцы были такие сильные, что полотенца не выдерживали и рвались. Мама положила отцу только одно полотенце, поэтому я удивилась и предложила: «Раз папа едет на борьбу, нужно дать побольше крепких полотенец!».

От папы пришло всего два письма, больше никаких извещений, жив ли, пропал ли без вести, мама очень долго не получала.

Нас у мамы было четверо - два сына и две дочери. Я, шестилетняя, была самой старшей и уже понимала, что должна помогать маме в домашних делах и присматривать за младшими. Летом мама вставала в четыре часа и будила меня: «Доченька, вставай. Пока люди ещё спят, иди нарви на обед крапивы. Взяв вместительный мешочек, я шла за огороды, выбирала места, где крапива разрослась особенно густо, и начинала рвать руками. Не помню, обжигала я руки или нет, наверное, обжигала, но терпела. Мамино распоряжение надо было обязательно выполнить. За то, что я раньше всех успевала нарвать крапивы, женщины прозвали меня чёрным тараканом. Ростом я была маленькая, до казана в печке не доставала, мама выпилила два чурбана разной высоты и поставила их для меня у печи, чтобы помогала.

В 1945 году мы неожиданно получили от папы письмо, а в октябре он вернулся домой. Это, конечно, был не тот статный мужчина, каким он уходил на войну, а больной, сильно похудевший и постаревший. Он рассказал, что с ним случилось.

Папа попал на Волховский фронт (там же воевал и поэт Муса Джалиль, будущий Герой Советского Союза). Вместе со многими оказался в плену, все военные годы был в концлагере Бухенвальд. Его агитировали вступить в армию, которая потом воевала бы против Советского Союза, но он отказался. Как немцы не расстреляли его, осталось загадкой. После того как лагерь освободили от гитлеровцев, папу, еле живого, в груде мёртвых тел нашёл немецкий врач-антифашист. Он и выходил его.

Я дала себе слово обязательно посетить концлагерь, где страдал папа. В 1976 году по туристической путёвке я ездила в Германскую Демократическую Республику. В программе поездки было и посещение Бухенвальда. Перед семнадцатым бараком, где обитал и папа, сохранилась надпись «Русские подопытные животные». В помещениях и вокруг бараков - гнетущая тишина. Невозможно было спокойно взирать на всё окружающее, я стояла и плакала, представив себе, каким мучениям подвергались папа и его товарищи.

Во время войны маме было установлено пособие на детей, но она об этом не знала. Всю войну наши деньги получал и тратил на себя председатель сельского Совета. Папа, узнав об этом, добился суда, деньги нам вернули, а председателя посадили.

Папа прожил после Победы чуть больше семи лет. За эти годы наша семья пополнилась ещё одним мальчиком и одной девочкой. Папа много раз повторял: «В концлагере часто вспоминал слова дочери про полотенце. Они согревали меня, это, наверное, помогло мне дожить до Победы».

У меня две дочери - Миляуша и Рушания. Постаралась дать им то, чего сама была лишена в детстве. Рушания - педагог, Миляуша - заслуженный работник культуры Республики Татарстан, руководитель татарского фольклорного ансамбля «Кайтаваз», преподаватель по вокалу детской школы искусств. Живу и радуюсь за детей и внуков.

Газимзян Сабиров
Отправить письмо в редакцию


forecast

Новости


Работа