16.06.2017
Летопись Нижнекамска
Крутые ребята из квартала «Е»

Дети подросткового возраста во все времена для общества были проблемой. В незапамятные советские годы государство усиленно занималось профилактикой правонарушений среди учащейся молодёжи. В милиции, например, была специальная служба - инспекция по делам несовершеннолетних. Вот в этой службе более 20 лет проработала и нижнекамка Энза Мухамедзянова (на фото она слева). По её собственному признанию, в инспекцию она пришла совершенно случайно.


- После окончания истфилфака Казанского госуниверситета я работала переводчиком в редакции районной газеты в Мамадыше. Потом переехала в Нижнекамск, где уже жили мама и брат. Через знакомых узнала, что в инспекцию по делам несовершеннолетних нужен инспектор. А я любила возиться с детьми, особенно с мальчишками, наверное, потому что у меня много племянников. Они удивляли меня любознательностью, активностью, энергией. Недолго думая, написала заявление с просьбой принять на работу. Нас в инспекции было семь сотрудниц во главе с руководителем Людмилой Тарасовой.

- Подростки - народ по своей природе конфликтный. Как налаживали отношения?

- Моей территорией был квартал «Е». В начале 70-х годов он был известен тем, что здесь жили самые крутые ребята. Были группы, в них подчинялись старшему. У них даже эмблема была, на которой выделялась буква «Е». Я познакомилась с ними в первые же дни работы. Они мне пообещали: «Энза Гатиновна, не беспокойтесь, никаких драк в районе не допустим». Ребята как бы охраняли территорию своего микрорайона от чужаков. Но несколько подростков на учёте в инспекции ПДН всё же состояли. Случались и ЧП. Был, помню, парнишка по фамилии Галимов, занимался боксом. Он как-то повздорил с одним водителем, дело дошло до кулаков. Боксёр есть боксёр - ударил, да так, что сломал мужчине челюсть. Был суд. Я выступила в защиту парня, рассказала о семье. Родители были очень порядочные, детям уделяли много внимания. Парню дали три года с отсрочкой исполнения приговора.

- Сейчас немало случаев, когда лишают родительских прав. В те годы были такие неблагополучные семьи?

- К сожалению, были. Например, в семье Абдуллиных пили бабушка, отец и мать, которые на сына и дочь совершенно не обращали внимания. Я часто их навещала. Мать, она работала в домоуправлении, встречала меня всегда пьяная, спокойного разговора не получалось, женщина грозилась убить меня, если я не перестану ходить к ним. Отца и мать в конце концов лишили родительских прав, опекуном мальчика стал дед. Но он уже не мог положительно повлиять на внука, парень уехал в Москву, совершил преступление, получил пожизненный срок.

- Жители квартала вас сразу признали своей?

- Не буду хвалиться, но среди подростков и родителей своего района я пользовалась доверием. Наверное, потому, что к ребятам относилась с уважением, ни разу не позволила себе унизить или каким-то образом обидеть будущего мужчину, защитника Отечества. Ребята это ценили. Бывало, что попадали в места заключения, отбывали срок, возвращались, о мести у них и мысли не было, понимали - за нарушение закона их наказали справедливо. Помню, один отбыл срок, пришёл ко мне с букетом цветов, попросил прощения за то, что в своё время доставил столько хлопот. Через неделю снова пришёл: документы из зоны почему-то задерживались, парень просил помочь устроиться в жизни. Я договорилась с дирекцией ПТУ-53, поверили мне на слово, взяли парня на учёбу.

- Энза Гатиновна, сейчас родители боятся, как бы их дети не стали наркоманами. А в те годы от чего оберегали подростков?

- Чтобы не привыкали к куреву и спиртному, не хулиганили.

- Получалось?

- Думаю, эффект был. Я к профилактике привлекала школу, очень благодарна коллективам школ №№ 6 и 7 - они хорошо помогали. Никогда не отказывала мне заместитель прокурора Зайнаб Камалова, в дворовом клубе «Радуга» выступала перед ребятами и родителями на темы воспитания.

- Со своими подшефными потом приходилось встречаться?

- Конечно. То на машине подвезут, то ещё какую-нибудь услугу окажут. Однажды стою в магазине в очереди к кассе, а впереди - молодой человек. Увидел меня и сказал: «Подождите меня на улице». Он набрал полную корзину разных продуктов, вручил мне. Я стою, не могу понять, что происходит. А он с улыбкой мне говорит: «Я состоял у вас на учёте». И поспешил удалиться. Так и не смогла вспомнить, кто же это был.

- Энза Гатиновна, вы беспокоились о чужих детях, а на своих находили время?

- У меня два сына - Ильдар и Марат. С детства приучала их к самостоятельности. Они молодцы, слушались, выполняли все мои указания. Бывало, возвращаюсь домой с позднего рейда - Ильдар открывает дверь. Спрашиваю: «Ты почему не спишь?». Отвечает: «Тебя жду». Беспокоились обо мне. Или уеду на неделю на курсы, набью полный холодильник продуктами, приезжаю - всё цело. Оказывается, все эти дни над ними шефствовала моя соседка и коллега Валя, секретарь комиссии по делам несовершеннолетних. Ильдар сейчас работает на «Нефтехиме», Марат - в авиакомпании «Волга-Днепр».

- Не жалеете, что посвятили себя нервной и малоблагодарной работе?

- Я знала, куда шла. Работа как работа, такая же нужная, как и другие, даже более важная. Начинала службу лейтенантом, уволилась из милиции майором. Наградами не обделяли. Нисколько не жалею, что отдала этой службе столько лет.

Газимзян Сабиров
Отправить письмо в редакцию


forecast

Новости


Работа