22.09.2016
Летопись Нижнекамска
Как нижнекамец Сарафанников спас комсомольскую стройку от банкротства



Родом Виталий Сарафанников из Елантова. После окончания Казанского финансово-экономического института он получил направление в Куйбышев на машиностроительный завод. Молодому специалисту сразу предложили должность заместителя главного бухгалтера, но он попросился в цех, где трудились более 3 тысяч человек.

Всё на заводе его устраивало, а вот с жильём была проблема. Семья ютилась в общежитии, без всяких перспектив. Однажды приехал отец, увидел, как он живёт, сказал: «У нас дома такая стройка развернулась. Поезжай, посмотри. Может, примут. Квартиру получишь быстрее». Виталий поехал, попал на приём к директору химкомбината Николаю Лемаеву. Тот предложил: «Нам нужно создавать финотдел, так что специалисты нужны. Приезжай, даже если тебе не будут давать расчёт».

Да, в Куйбышеве Сарафанникова пытались удержать, работник-то был ценный. Но уговорами всё же добился - отпустили с миром. В августе 1966 года приехали семьёй в Нижнекамск, жену с ребёнком оставил у родителей в Елантове, сам устроился в общежитие.

Хозяйство 27-летнему экономисту досталось - не позавидуешь. Оказывается, нефтехимики задолжали строителям 17,5 миллиона рублей. По тем временам огромная сумма. Трудноразрешимой проблемой для предприятия было даже отправить какого-нибудь специалиста в командировку. То, что предприятие фактически было банкротом, держалось в строжайшем секрете. Стройка нуждалась в кадрах, люди ехали со всей страны, и если станет известно, что химкомбинат по уши в долгах, поток специалистов прекратится.

Экономист часто брал работу домой и, когда умаявшиеся за день соседи засыпали, до полуночи сидел с бумагами, включал тихонько радио и слушал новости. В одной из передач прозвучала сенсационная новость: «Ряд всесоюзных строек, переведённых с бюджетного финансирования на долгосрочное кредитование, не выполняют планы капитальных вложений». При этом Нижнекамский химкомбинат не относился к списку невыполняющих. Утром в кабинет директора он вошёл в бодром настроении и с хорошей новостью.

- Чему ты радуешься? Повода к этому вроде бы нет, - укорил Лемаев.

- Мы спасены, Николай Васильевич! - выдал экономист и рассказал о радиосообщении.

То, что он предложил, было выходом из положения. Не откладывая дело в долгий ящик, в начале октября вдвоём с директором поехали в Москву в Стройбанк. Записались на приём к заместителю директора банка Подшиваленко. Но перед тем как нанести ему визит, зашли к начальнику отдела кредитования химической и нефтехимической промышленности. Начальник отдела, пожилая женщина, отнеслась к провинциалам, как бывает, несколько высокомерно и безапеляционно произнесла:

- Никаких резервов нет, тем более остались только ноябрь и декабрь.

Нижнекамцы направились к заместителю директора Стройбанка. Лемаев обрисовал обстановку на стройке, показал фотографии готовых и строящихся объектов, решения ЦК партии по химкомбинату. Банкир с пониманием отнёсся к словам провинциального руководителя, но, увы, помочь ничем не мог. Сарафанников в продолжение всей беседы старших по чину сидел молча, но, когда хозяин кабинета встал, давая посетителям понять, что беседа окончена, попросил:

- Можно, я скажу?

- Что же ты сидел и молчал, если есть что сказать? - недовольно заметил Подшиваленко.

Виталий Сергеевич рассказал о новости, услышанной по радио, и предложил: нельзя ли с не выполняющих план предприятий кредит снять, чтобы они теперь были свободны, и перевести в Нижнекамск, где результаты производства не дают повода для тревоги. Банкир тут же пригласил в кабинет начальника отдела кредитования, которая перед этим не очень любезно обошлась с нижнекамцами. Та подтвердила, что обстановка на ряде строек неблагополучная, а в Нижнекамске показатели вполне удовлетворительны. В присутствии посетителей Подшиваленко сделал своему подчинённому замечание: «Почему же не хочешь помочь, если это можно сделать? Работа, что ли, надоела? Срочно снимите кредиты в нужном размере и переведите в Нижнекамск на счёт химкомбината».

Уже на выходе Подшиваленко чуть задержался у порога и, кивая головой в сторону Сарафанникова, сказал Лемаеву:

- Молодой, но ранний.

На второй день после приезда домой деньги в полном объёме пришли в отделение Стройбанка.

Через несколько дней Сарафанникову позвонил Лемаев:

- Зайди ко мне.

Посередине лемаевского кабинета стоял начальник стройки Евгений Королёв. Сарафанников ещё не успел перешагнуть порог, как Евгений Никифорович пошёл к нему навстречу, обнял и сказал:

- Сынок, ты нас спас. - И уже обращаясь к хозяину кабинета, попросил: - Отдай мне его.

- Самому нужен, - ответил тот.

Случай в высоких кругах стал известен, экономиста не раз приглашали на разные производства и стройки, но Виталий Сергеевич оставался верным «Нижнекамскнефтехиму», где со стороны руководства он встретил полное доверие.

В декабре 1971 года в Нижнекамск приехал председатель Совета министров СССР Николай Косыгин. На совещании, посвящённом делам на объектах химкомбината, премьер-министр сказал: «Подготовьте постановление по развитию Нижнекамска и химкомбината. Всё, что считаете нужным - штаты, зарплата и другие вопросы, - включайте. Я подпишу». Проект постановления готовил Сарафанников, потратив на документ пять месяцев. В число мероприятий экономист включил и климатический коэффициент, надбавку к зарплате так называемых 15 процентов «уральских». Своё решение мотивировал тем, что на Черновском шинном заводе Свердловской области эти «уральские» получают, а климатические условия там и здесь одинаковые. Госкомитет по труду был категорически против надбавки, но слово Косыгина было весомее. 15  «уральских» процентов получали потом и шинники, и строители. Для привлечения рабочих этот фактор сыграл огромную роль.

Потом деятельность экономиста была отмечена государственными наградами - медалями «За доблестный труд» и «Ветеран труда».

После «Нефтехима» В. Сарафанников шесть лет работал на шинном заводе, где с нуля разработал структуру управления предприятия. Заметный след в его жизни оставила преподавательская и научная деятельность в химико-технологическом институте, завершившаяся кандидатской диссертацией.

Немало для Нижнекамска сделала и его супруга Нина Васильевна. Выпускница Московского института народного хозяйства имени В. Плеханова, она около 40 лет отдала городской сфере торговли и общественного питания. Но это уже отдельная история, о которой «ВГ» расскажет в ближайших выпусках.

Газимзян Сабиров
Отправить письмо в редакцию


forecast

Новости


Работа