31.07.2015
Летопись Нижнекамска
Незваный гость, или зачем немец взрывчатку в Нижнекамске покупал



Нижнекамск, на взгляд обывателя, тихий провинциальный город. Но наличие крупных предприятий даёт право отнести его к городам стратегического значения. Тем более что здесь постоянно обитают иностранцы. А раз так, то спецслужбам всегда приходится быть начеку. 13 лет назад произошёл случай, которому общественность и СМИ, в том числе центральные и республиканские, продолжительное время уделяли пристальное внимание.

Изображал из себя простого и наивного

В четверг 22 мая 2003 года ведущие российские телеканалы информировали о том, что сотрудники Федеральной службы безопасности арестовали в Нижнекамске жителя Берлина Уве Крюгера. Гражданина Германии задержали при попытке купить 20 килограммов взрывчатых веществ. Сообщалось, что взрывчатка якобы была необходима для того, чтобы взорвать в Берлине дом, в котором он проживал, с целью получения крупной суммы страховых выплат.

Крюгеру было 36 лет, почти двухметрового роста, мощного телосложения, в прошлом профессиональный хоккеист, играл за сборную Германии, но травма позвоночника не позволила продолжить профессиональную карьеру. Он вынужден был переквалифицироваться в детского тренера. В нашей республике ему приходилось бывать не один раз, приезжал с детской хоккейной командой. Причём его команды чаще проигрывали. В беседах с нижнекамскими коллегами немец создавал впечатление открытого, доброго и немного наивного человека. Порой он задавал вопросы, которые прямо-таки озадачивали его российских коллег. Например, однажды он высказал желание переехать из благополучной Германии в небольшой городок в Татарстане, например, в Нижнекамск. О том, что не устраивало Крюгера на родине, можно лишь догадываться.

Окончательно порвать с Германией Крюгер решил радикальным способом, задумав взорвать дом в Берлине, где жил вместе с мамой, и получить солидную страховку. Знал, что, имея на руках 200 тысяч евро, в России можно прожить безбедно.

Болельщик обратился в городской отдел ФСБ

В поле зрения сотрудников ФСБ Крюгер попал в июле 2002 года. Тогда он в очередной свой приезд пригласил нижнекамского приятеля на квартиру, которую снимал, и на ломаном русском языке поинтересовался о том, есть ли у того знакомые подрывники? Причём немец просил подобрать опытного специалиста, у которого есть взрывчатка. Нижнекамец, болельщик хоккея и местного «Нефтехимика», поначалу воспринял вопрос как глупую шутку. Но Крюгер не был похож на шутника. Поразмыслив, нижнекамец обратился в городской отдел ФСБ. Через несколько месяцев, в январе 2003 года, Крюгер познакомился с неким Александром, бывшим сапёром, офицером инженерных войск из Казани, воевавшим в Чечне. Понятно, что на самом деле это был офицер местной ФСБ. При первой встрече Крюгер в присутствии хоккейного болельщика показал Александру цветные фото своего трёхэтажного особняка в Берлине. «Вот мой дом. Я хочу его взорвать». За выполнение этого преступного замысла Уве пообещал 5 тысяч евро самому подрывнику, две тысячи евро – посреднику. Все расходы по оформлению заграничных документов Крюгер брал на себя. В следующий приезд, уже в марте, немец вручил Александру 400 евро в запечатанном конверте – для оформления паспорта и визы. Когда в мае «подрывник» показал свой загранпаспорт, немец насторожился, что там нет шенгенской визы, но остался удовлетворён ответом, что её можно получить через любое туристическое агентство.

По плану Крюгера Александр должен был на пароме из Санкт-Петербурга добраться до немецкого города Любек, затем в порту на такси отправиться в гостиницу и ждать там Крюгера. Немец нарисовал план своего дома, уточнив, что взрыв должен «сложить» строение внутрь, не нанеся ущерба соседям и прохожим. Сошлись на том, что понадобится 20 килограммов взрывчатки. Когда Александр заверил, что взрывчатка будет китайского производства, Крюгер выдал деньги на её покупку и на поездку до Любека, почти 3 тысячи евро. Через несколько минут взрывоопасного Крюгера арестовали. Его беседа с взрывником в автомобиле фиксировалась на видео  и на диктофон. На следующий день гражданин Германии был взят под стражу, а 8 мая ему предъявили обвинение в организации и подготовке контрабанды взрывчатых веществ. В посольство Германии  в России был направлен документ, уведомляющий об аресте их гражданина. 

На допросах Крюгер признался, что в последнее время испытывал серьёзные финансовые трудности и не придумал ничего лучшего, как взорвать собственный дом в престижном районе  Берлина, который купил несколько лет назад на аукционе.

Этот случай не имел прецедентов. Важно подчеркнуть факт, что чекисты Нижнекамска во главе с начальником отдела Маратом Наилевичем Тукаевым с самого начала работали в тесном контакте с немецкими спецслужбами и криминальной полицией, взаимодействовали с посольством Германии.

Правда, в Москве выразили некоторое недовольство действиями коллег из Татарстана, мол, надо было дать немцу возможность приобрести эту взрывчатку и тогда брать с поличным. Но с другой стороны это могло вызвать нежелательный международный резонанс: мол, в России запросто можно купить 20 килограммов тротила.

Сотрудники ФСБ действовали профессионально

Учитывая необычность истории, следствие сочло необходимым назначить судебно-медицинскую экспертизу, которая признала Крюгера вменяемым. Однако в один из визитов в психоневрологический диспансер он едва не сбежал. Оставшись один в кабинете врача, он ухитрился снять наручники и уже собирался выйти за дверь, но подоспела охрана.

Следствие длилось шесть месяцев. Суд Нижнекамска признал гражданина Германии виновным и назначил наказание в виде лишения свободы на срок один год семь месяцев и один день колонии общего режима. Поскольку Крюгер уже отбыл этот срок во время предварительного следствия и судебных заседаний, то после вступления приговора в законную силу (через десять дней) он покинул Нижнекамск.

Государственным обвинителем в процессе выступала заместитель прокурора города Нижнекамска советник юстиции Ольга Купова. В своём выступлении она, кстати, просила дать немцу 5 лет лишения свободы.

На вопрос корреспондента «ВГ», почему же дали такой срок, Ольга Валерьяновна сказала:

- Ранее не судим, имеет хорошие характеристики. Под стражей он находился длительное время, поэтому решили ограничиться этим сроком.

- В задержании и следствии участвовали только местные стражи порядка?

- Сотрудники Нижнекамского отдела ФСБ во главе с начальником отдела Маратом Тукаевым.

- Надо полагать, для всех, кто участвовал в этом деле, данный случай стал проверкой на профессионализм?

- В какой-то степени да. Во всяком случае, вышестоящие инстанции действиям  правоохранительных органов дали положительную оценку и высказали мнение, что решение судом вынесено законное.   

Газимзян Сабиров
Отправить письмо в редакцию


forecast

Новости


Работа