05.02.2015
Летопись Нижнекамска
«Фашисты нам оставили хлеб, соль и сахар»



Прошло уже 24 года с тех пор, как в Нижнекамск из Липецкой области переехала Нестерова Раиса Егоровна. Сейчас бабушка, которой в ноябре прошлого года исполнилось 84, следит за хозяйством и воспитывает правнучку. А тогда, в молодости, она и войну прошла, и мир повидала.

- Раиса Егоровна, откуда вы родом?

- Я из села Выселки, что Воронежской области. Правда, сейчас село относится к Липецкой области. Окончила всего три класса. А после войны выучилась на строителя.

- Сколько вам было, когда война началась?

- Мне уж было 11 лет, когда она началась. Школа находилась за 5 километров от села, далеко. Бросила. Раньше же обуви как таковой не было. Ходили разутыми, в лаптях. В общем, жили плохо, что до войны, что в войну, да и после лучше не стало.

- Что вы помните о годах войны?

- Помню, отец ушёл на фронт и пропал там без вести. Остались мы вчетвером с матерью. Она болела. Все работали в колхозе, а с приходом войны работали по 16 часов в сутки в поле. Хворост собирали, дрова рубили, окопы копали. Всё делали для наших солдат. Даже вязали. Моя старшая сестра добровольцем ушла на фронт, вторая сестра пахала на быках в поле, ну и мы – младшие – были на подхвате. Есть было нечего – три года голода и холода. Есть приходилось жёлуди, лебеду, щавель, крапиву – ну всё, что есть. А на зиму заготавливали лепёшки из трав. По весне ходили в полях картошку гнилую собирали. И вкусно же было! Кстати, раньше если хоть колосок своруешь – задирали ремнём до полусмерти и судили: по три года давали за эти колоски. Всё было строго настрого. Помню, как ходили и собирали шелуху, оставшуюся после уборки колосьев. И эту шелуху приносили домой, сушили, толкали. Ну и лепёшки с щавелем лепили. Голод был страшный: дождя не было – ничего не росло. С 60 соток приносили домой ведро картошки.

- Страшно было?

- Очень. И бомбардировки, и самолёты летали над головами. Но никто не прятался. А куда спрячешься-то? В деревнях сараюшки-то были из хвороста, да смазанные то глиной, то, извиняюсь, говном. А пуля и бомба везде достанет. Так и жили последним днём. А в один прекрасный день наши взяли фашистов в плен. Девать их было некуда, и решили распределить немцев по местным деревням. К нам в дом попало 5 человек: один начальник и 4 рядовых солдат. Где-то две недели они у нас пробыли. Тогда немцы лучше даже жили, чем некоторые наши граждане живут сейчас. Наши охраняли их с собаками, с винтовками. Нам наказали ничего от них не брать. Моя мама им готовила, убирала. Однажды одного немца, семью у него расстреляли, послали в лес за корнями, чтобы печку топить, ну и заблудился он. Это было зимой, страшные холода под минус 35, а он в старой шинели, потёртых ботиночках. Нашли его за 12 километров от деревни. Он объяснил, мол, задумался, что вот семью расстреляли, никого не осталось. А потом их в один день собрали и увезли куда-то. Помню, старший из немцев сказал нам, что они не будут нас травить, у них тоже есть семьи. Так нашей семье немцы оставили две буханки хлеба, соль, сахар. Такие вот фашисты.

- После войны как сложилась ваша жизнь? Я знаю, вы уехали из села.

- Это был конец войны, однако она всё же ещё шла. Отец мой был партийным, и нас отправили работать на Урал в город Лысьва Пермской области. Там заселили в бараки, а работы не было. Мать не брали, но мне удалось устроиться разнорабочей на завод. Мне тогда было 15 или 16 лет. И, надо сказать, повезло. Остальные в очередях по трудоустройству состояли. Потом меня перевели паяльщицей в цех. Работали в три смены, и если опоздаешь хоть на минуту – судили, мы проценты выплачивали из собственного кармана. Например, 25 процентов со ста заработанных рублей. Зарплата считалась исходя из выполненной нормы: в среднем 60 рублей. Техничка вот 25 получала. Для сравнения, хлеб стоил от 16 до 20 копеек. А на 60 рублей надо было обуться-одеться, кушать и ещё налог платить. Помню, займы выплачивали по 700-1000 рублей. А тогда заставляли подписываться на займы, иначе не допускали к работе.

- Вы там остались жить?

- Нет, позже, уже в 1954-м, я уехала покорять Камчатку, устроившись бригадиром на рыбокомбинат. Нам привозили рыбу, а мы её обрабатывали: солили, морозили, коптили, консервировали, отправляли по городам СССР. Там у меня родилась дочка Ирина.

Раиса Егоровна на Камчатке на рыбокомбинате. 

- А где жили?

- Жили в домах. У меня квартира была, где благополучно прожила 6 лет, и…

- И снова переехали?

- Да. Я поехала обратно в Лысьва к матери. Там была сложная семейная ситуация, и я решила остаться с ней. К тому же мама сильно болела, а врачи сказали – нужно жить на юге, где тепло. Переехать на море мама отказалась, поэтому в 63-м уехали из Лысьвы в Среднюю Азию – Таджикистан, город Комсомолабад. Этот город только строился – я работала на стройке. Там была целина, многих из союзных республик отправляли разрабатывать эти земли. В 65-м ещё раз переехали – уже в Душанбе, через год - в посёлок Шахринав, где жили до 72 года. Мамы уже не стало. В 73-м с дочкой год жили в Шурабаде, и, наконец, в 74-м вернулись в Липецк в село Сенцово.

- А как в Нижнекамск-то попали?

- После учёбы в Воронеже по распределению Ирина попала в Нижнекамск. Так я пенсионеркой и приехала сюда в 1991 году. Родились внуки, занялась их воспитанием, следила за домом и огородом. Иногда связываюсь с оставшимися друзьями в Таджикистане. Очень у нас там соседи хорошие были – Холок и Мирзия. Когда мы уезжали, говорили, чтобы дом не продавала, что они будут следить за ним, сколько я бы здесь ни жила. Многое мне пришлось повидать и пережить. Но на судьбу обижаться грех. Наградили меня почётными грамотами, медали вручили. Большинство грамот я сожгла – больно надо бумажки копить, тем более что они в трудовой книжке отмечены. Мне должны были ещё дать звание труженика тыла. Было постановление, что люди с 1928 года рождения приравниваются к труженикам тыла. А позже вышло ещё одно, местное - не местное, не знаю, – что нужно подтверждение с места работы и жительства. А куда я поеду на старости лет искать справку в Воронеж… Так и осталась я без звания. 

Гульназ Габитова
Отправить письмо в редакцию


forecast

Новости


Работа