21.01.2015
Летопись Нижнекамска
Руководителю райсобеса поручали проверять колхозы



Нижнекамский район был образован на основании Указа Президиума Верховного Совета Татарской АССР от 12 января 1965 года. В состав нового административного образования вошли территория Шереметьевского района, близлежащие от Нижнекамска населённые пункты, входившие до этого в территорию Набережночелнинского района, от Чистопольского района отхватили сёла Елантово и Кармалы, позднее от Новошешминского – Благодатную.

16 января прошла первая организационная сессия Нижнекамского районного Совета, на которой были образованы отделы, в том числе социального обеспечения. Его заведующей была утверждена Сагада Валеева. Встреча с корреспондентом «ВГ» для ветерана стала удобным поводом вспомнить годы работы в собесе и подруг.

- Сагада Фатыховна, когда и при каких обстоятельствах вы стали сотрудницей отдела социального обеспечения?

- Я родом из Апастовского района, из деревни Чет-Баш. Нас у родителей было шестеро детей. Папа всю жизнь работал в лесном хозяйстве, нас воспитывал на русской культуре. В декабре 1941 года с мужиками обсуждали положение дел на фронте. Папа возьми да скажи, что у немцев военная техника лучше нашей. Через несколько дней его забрали, несмотря на мороз, не дали даже переобуться в валенки, так в лёгких туфлях и увезли в Чистополь. Лишь в 90-е годы узнали, что с него все обвинения сняты, он реабилитирован, но место захоронения неизвестно. Я закончила среднюю школу в Шереметьево, там же в 41-м устроилась в райсобес.

- С какой же должности вы начинали свою работу?

- Приняли счетоводом, потом повысили до должности инспектора.

При Хрущёве началось укрупнение районов, Шереметьевский присоединили к Набережночелнинскому, я перешла в челнинский райсобес инспектором по государственным пособиям многодетным матерям. Но там пришлось работать недолго. После создания нового района меня перевели в Нижнекамск. В 65-м году здесь было всего несколько домов. Когда я спросила председателя райисполкома Александра Павловича Вышинского: «Где же я буду жить?», он сказал: «Получишь квартиру в первом же доме, который будет сдаваться. А пока придётся пожить на квартире».  Мне почему-то запомнился фундамент одного дома, я ещё подумала: «Вот бы в этом доме получить жильё». Вы не поверите, я действительно в этом доме потом получила квартиру.

- Где располагался райсобес?

- В райкоме партии - он находился в бараке – нам выделили одну из проходных комнат. Узкое помещение напротив кабинета инструкторов. Я и мои девочки Роза Хуснуллина,  Валя Жукова и другие сидели за длинным столом. На полу лежали мешки с пенсионными делами. Их как разложили в Набережных Челнах по деревням, так привезли и оставили на полу. Никаких шкафов.

Маленькая Сагада (крайняя справа) с братьями, сёстрами, мамой и бабушкой. 

- Интересно, как вы отработали свой первый год в Нижнекамске?

- Надо сказать о том, что 1965 год был ознаменован событием исторической важности для всей страны: с 1 января вступил в действие Закон о пенсиях и пособиях членам колхозов. Это означало, что все трудящиеся теперь будут пользоваться социальной помощью на основе государственных нормативных актов, что полностью обеспечивает стабильность и гарантированность этой помощи.

Отделом социального обеспечения с 1 февраля была назначена пенсия 2 380 членам колхозов. 175 колхозницам выплачены пособия по беременности и родам.

Всего отдел обслуживал 7513 пенсионеров и многодетных матерей. Только за десять месяцев 1965 года пенсий и пособий было выплачено в сумме 1 224 883 рубля, 30 инвалидам Великой Отечественной войны оказана единовременная денежная помощь на сумму 700 рублей. В соответствии с законом, принятым на пятой сессии Верховного Совета СССР, были  повышены минимальные размеры пенсий 138 инвалидам первой и второй групп Отечественной войны, 1018 инвалидам труда первой и второй групп и семьям погибших военнослужащих. Семи пенсионерам были выданы путёвки в санаторий.

В том же году была создана врачебно-трудовая экспертная комиссия (ВТЭК), провели 39 заседаний, на которых были освидетельствованы 634 человека.

- Как долго вы работали в таких стеснённых условиях?

- Нас перевели в посёлок, в одном из бараков выделили более приличное помещение с мебелью и даже с телефоном на несколько служб. Неудобством была дорога. Из города в посёлок пустили маленький автобус, но попасть в него было трудно. Поэтому предпочитали ходить пешком. Зимой и летом ещё ничего, но как весна и осень, грязь по колено. Прокурор Анатолий Ефремович Хорьков ходил в больших сапогах, к тому же был по комплекции очень крупным, так он через большие лужи переносил на спине более лёгких мужчин.

Сагаду Валееву часто навещают коллеги. 


- Сейчас к услугам сотрудников учреждений разнообразная оргтехника. У вас что-то подобное было?

- У каждой сотрудницы были счёты. Видели, наверное, и помните: они заменяли нам компьютер, а всё остальное мы писали вручную: ведомости на выплату пенсий и пособий, обрабатывали их тоже вручную. И никто не возмущался, не восставал, понимали трудности момента.

Нашими клиентами были жители села. Добирались они к нам кто на попутках, кто пешком. Приходили в разное время, бывало даже перед самым обеденным перерывом. Об обеде тут и речи не могло быть. Сотрудница возвращалась в кабинет и занималась делами посетителя до тех пор, пока не решит дело до конца. Мы уважали сельский народ.

- По сёлам, наверное, часто приходилось ездить?

- Да, бывали часто по своим делам, навещали многодетных матерей. Особенно много их было в Шингальчах, Нижней Уратьме. Я от райисполкома была закреплена за определённым хозяйством, должна была проверять, как работают на уборке урожая, как дела на фермах: надои, откорм, хватает ли кормов. В то время по дорогам не было большого движения транспорта, увидишь в райкоме или райисполкоме руководителя своего подконтрольного хозяйства, напросишься к нему в машину в попутчики. Нередко приходилось добираться и пешком. По результатам проверок отчитывались перед председателем райисполкома. Сначала им был Вышинский, после него - Николай Иванович Демидов, потом - Геннадий Иванович Ионенков, Александр Васильевич Тимофеев. У каждого из них были свои привычки. Как заведующая отделом я должна была присутствовать на заседаниях исполкома. Николай Иванович подзывал меня к себе и спрашивал: «У тебя много работы?». «Много», - говорю. «Иди к себе, занимайся, а я тут с мужиками по-свойски поговорю».

- Сагада Фатыховна, вам, как организатору службы и первому руководителю, достался самый трудный период. А чем-нибудь отблагодарили вас?

- В собесе я отработала 43 года, из них 21 год – заведующей. Награждена нагрудным знаком «Отличник социального обеспечения РСФСР», имею государственные награды «За доблестный труд в Великой Отечественной войне», «Ветеран труда», Почётных грамот не считала. Ушла на пенсию в 1987 году. После меня короткое время отдел возглавляли Татьяна Иванова и Латыфа Мингазова. В 1987 году председатель райисполкома Михаил Иванович Агафонов пригласил Мархабу Фасхееву. Штат составлял 13 человек, пенсионеров насчитывалось уже около девяти тысяч.

Мархаба Тагетдиновна в этой сфере проработала более 26 лет. О своём старшем коллеге Валеевой она говорит с восхищением:

- Не имея специального образования она сумела создать квалифицированный и сплочённый коллектив, который мог в пользу сельчан отдавать и выходные, и праздничные дни.

Между прочим, на долю коллектива, возглавляемого Фасхеевой, также пришлось немало трудностей. Взять, например, так называемую централизацию, когда в связи с передачей выплат пенсий и пособий в Министерство соцзащиты, сотрудницам во главе с руководителем в течение целого месяца пришлось вручную переписывать более восьми тысяч лицевых счетов. По домам расходились в полночь. Но новшество не оправдало себя, пришлось проводить децентрализацию.

Отправить письмо в редакцию


forecast

Новости


Работа