25.12.2014
Летопись Нижнекамска
Объекты давались с кровью, нервами, частицей души и сердца



В субботу 27 декабря первостроителю Нижнекамска, заслуженному строителю России и Республики Татарстан, кавалеру орденов Трудового Красного Знамени и «Знак Почёта» Рафаилу Глянцу исполняется 80 лет. Ему суждено было участвовать в строительстве города с первых его объектов. Директор департамента по гражданскому строительству ПАО «Нижнекамскнефтехим» и сегодня в строю. «ВГ» не могла пройти мимо юбилея такой личности, тем более что ветеран всегда благосклонно относится к журналистам.

- Рафаил Григорьевич, вы много лет курируете строительство жилья и объектов соцкультбыта в городе. А как начиналась ваша биография в Нижнекамске?

- Нижнекамск я строю более 50 лет. Я окончил Казанский институт инженеров строителей нефтяной промышленности. Приехал сюда 24 января 1961 года из Лениногорска, где работал начальником участка треста «Лениногорскнефтестрой». Приказом управляющего был назначен главным инженером вновь созданного СМУ № 46, которому было поручено начать здесь строить базу стройиндустрии, промышленности и города. Мне было 26 лет и семь недель. (Смеётся).

Комсомолец Р. Глянц умел зажигать товарищей-студентов на хорошие дела.


Первые три года я работал в роли генподрядчика в должности главного инженера. Потом от СМУ-46 отпочковались несколько СМУ: одно начало строить базу стройиндустрии – будущий завод ЖБКИ, другое  - расчищать лес под строительство промышленных объектов. Было образовано СМУ-5, которое потом переименовали в «Жилстрой», меня перевели туда опять же главным инженером.

В начале мая 1964 года Николай Васильевич Лемаев пригласил меня для разговора. Сказал: «Перед нами стоят очень большие задачи по строительству, у меня должны быть два заместителя: один по промышленному строительству, другой – по городскому».  Таким образом с мая 1964 года я стал не подрядчиком, а заказчиком.

Мы стали строить не только для себя, но и для шинников, для будущего завода  техуглерода. Также нас обязали энную часть жилья отдавать строителям, 10 процентов отчислялись городу для бюджетников, для офицеров, уволенных из армии. То есть мы строили всё для всех..

- Первые дома почему-то были в четыре этажа…

- Да, первые четыре дома в районе магазина «Кама» были кирпичные, четырёхэтажные, строить выше не разрешали. Нам говорили: «У вас же не большой город будет, а только посёлок». Потом по Строителей рядом с «Галантереей» (старожилы помнят этот магазин) построили две группы по четыре дома, уже пятиэтажные. Потом пошли девять этажей, двенадцать, дошли до семнадцати. Объёмы строительства жилья резко выросли с  пуском завода крупнопанельного домостроения.

Я лично первую зиму жил в вагончике, был небольшой такой поезд с вагончиками, оборудованными для передвижных строительных отрядов. Посреди вагона тамбур, печурка-буржуйка, направо купе, налево купе. В первом купе двухярусные нары на шесть мест. В одной половине я жил со своими прорабами и старшими прорабами. Назначался дежурный, чтобы ночью не погас огонь в печурке. В сильный мороз одеяло примерзало к стене. Но жить можно было.  В Лениногорске, где я оставил жену с двумя детьми, уже была трёхкомнатная квартира (я работал там с августа 57 по январь 61-го). Там родились сын и дочь. Когда возле галантереи были построены первые пятиэтажки, получил квартиру там и прожил 16 лет по декабрь 1979 года. В 66-м году у нас родился ещё один сын.

- Известно, что первым всегда трудно. А что было самым трудным?

- Трудно выделить что-то одно, что было самым трудным. Трудно было в первые годы, а трудность была в чём? Полное отсутствие какой-либо инфраструктуры. Не было автодорог, железной дороги, электроэнергии. У нас была лишь передвижная электростанция. Кстати, и советской власти здесь тоже не было. Мы подчинялись райкому партии и райисполкому в Набережных Челнах, а Челны были сами как деревня. Мы сделали свою лесопилку на промбазе, там лес-кругляк превращали в доски и брус. А блоки, перемычки, кирпич «Лениногорскнефтестрой» грузил на железнодорожные платформы, железная дорога была до Круглого Поля, там перегружали на списанные из армии машины-вездеходы и везли на объекты. В те годы были очень тяжёлые вёсны и осени. Бездорожье. Непролазная грязь. Ни бетона, ни асфальта, но надо было строить. И хлеба не было, всё было привозное. Воду привозили из Святого источника. Вот это время было очень трудное.

Народ ехал со всех сторон. В те годы в стране были трудности со снабжением, а нас потом объявили ударной комсомольской стройкой, рассказывали по радио, писали в газетах. Люди приезжали толпами в надежде, что здесь будет легче и жильё получить, и с пропитанием. Они никаких условий не ставили, только просили: «Подпиши заявление, прими на работу». 

- Рафаил Григорьевич, были, наверное, очень проблемные объекты. Скажите, который был самым трудным?

- Очень трудно было создать пищевой комплекс. Он имел смету в 16 с половиной миллионов рублей. Помню, нас ещё упрекали: «Такие большие деньги!» Сейчас об этом смешно вспоминать, когда говорят не о миллионах, а миллиардах, и не в рублях, а в долларах. Под одной крышей пищекомплекса были хлебозавод, молокозавод, пивзавод, цех безалкогольных напитков, цех мороженого, картофелехранилище и овощехранилище, овощные цеха, промтоварная база. Даже после того, как Николай Васильевич уже добился в высших сферах разрешения на строительство, для проталкивания этих решений-разрешений он послал меня на месяц в Москву. Госплан СССР тогда располагался в здании, в котором сейчас находится Дума. Я жил в гостинице, каждое утро ходил, как сейчас депутаты ходят, в это здание, вечером уходил оттуда. Госплан состоял из отраслевых отделов, начальник отдела был выше министра. Нужно было согласовать по каждому виду продукции: хлеб, молоко, мясо, промтовары… И все министры должны были согласовывать эти документы. Никто не хотел давать денег. «У вас строится, химия? Пусть ваш министр выделяет деньги и на это». Каждая копейка Госпланом была учтена, поэтому всё это очень тяжело давалось.

Нам отказали в строительстве дворца культуры, пришлось возводить Дом техники. Нелегко дались нам парк аттракционов, Дом пионеров, первая спортивная школа - с кровью, нервами, частицей души и сердца каждого, кто участвовал в этом деле.


Заслуги Рафаила Григорьевича признаны руководством ПАО "НКНХ", Нижнекамска и республики. 


- В советское время строили очень много жилья. В каком году была достигнута рекордная отметка?

- Я в своё время вёл записи, кто что строил. Вёл учёт не только того, что мы сделали, но что другие сделали. По городу в первые десять лет с 1961 по 1970 годы было построено 596 тысяч квадратных метров, 11 детских садов и шесть школ; с 1971 по 1980 годы – уже миллион и 370 тысяч квадратных метров, 33 детских сада и 11 школ; с 1981 по 1990 годы – миллион и 325 тысяч квадратных метров жилья, 37 детских садов и 13 школ; с 1991 по 2000 годы уже пошло на спад, всего 658 тысяч квадратных метров.

А ведь ещё строили больницы, поликлиники, телецентр, два главпочтамта, дом быта, рестораны, автожелезнодорожный вокзал, стадионы, дороги, инженерные коммуникации и многое другое, что входит в инфраструктуру города. Лемаев очень много сил положил на то, чтобы в городе было хорошее озеленение. Создал специальный цех. Все, кто к нам сейчас приезжает, удивляются – какой зелёный город! 

Я не хочу сказать, что всё это целиком моя заслуга, я просто возглавляю службу, которая отвечала за всё это. 

 - Есть объекты, которые были в проекте, но их строительство не смогли осуществить?

- Не всё могли пробить и включить в план, проектировать и строить то, что мечтали и хотели. Поэтому не смогли создать центр города, центральную улицу назвали именем Ленина (сейчас Шинников), она должна была пройти через лес до Камы, тоже не смогли воплотить. На проспекте Химиков успели построить лишь первую группу домов, куда входят дом, прозванный в народе «чукчин глаз»  и два высотных здания. А такая застройка по генплану должна была идти до проспекта Вахитова. Но вместо объектов уже много лет стоит глухой забор и пустырь. Не смогли больше получить деньги. Всё это очень обидно.

- Несмотря на финансовые и экономические трудности, город строится.

- Строители будут всегда, как будут врачи, будут учителя и другие.

С годами плохое забывается, остаётся только хорошее. Что хочется сказать о прошлом? Мы жили  дружно. Может, это передавалось от руководства. Было правилом - не выносить сор из избы, но когда нужно решать важные судьбоносные вопросы, шли всегда единым мнением. Этим Нижнекамск всегда отличался и отличается. 

Отправить письмо в редакцию
forecast

Новости


Работа