25.01.2018
Интервью
В войну голодали не все

Ветеран нижнекамского просвещения Раиса ХИСАМИЕВА чуть более месяца назад отметила своё 80-летие. Достигнув таких возрастных высот, человек невольно оглядывается назад, ещё раз переживая наиболее яркие эпизоды своей жизни. Вот и Раиса Рауфовна не удержалась, рассказала, что больше всего волновало её.


- Прежде всего, вспоминается детство. В войну мы жили в Заинске. Отец в селе Аскар Юхмачинского района организовал колхоз, а перед войной возглавлял райзо - районный земельный отдел. На фронт ушёл через месяц после начала войны.

От голодной смерти нас спасла корова: была она не очень красивой породы, с короткими ногами, но молоко давала большой жирности. В первый год войны мы голода ещё не чувствовали, но потом хватили лиха сполна. Бывало, мама сварит суп, а там больше половины - трава да две-три картофелины, чуть плеснёт молока. Мы поедим - вроде желудок полный, а через полчаса опять есть хочется.

Нас у родителей было семеро - пять дочерей и два сына. Командовала старшая сестра. Она водила нас на луга вдоль Зая, мы быстро выучили все травы и знали, какие годятся в пищу. Когда спустя годы я купила огород, первым делом на участке встретила сныть. Обрадовалась, словно старого друга встретила, - ведь мы это растение тоже употребляли в пищу.

Деревенские пятиклассницы, Р. Хисамиева крайняя слева (1949 г.)

 

Однако голодали не все. Мы жили в пятистенном доме. Во второй половине жили Орловы. Глава семьи до войны был заместителем начальника райзо, в войну занял папину должность и, видимо, себя не обделял. Соседи держали огромную овчарку, кормили её хлебом. Однажды братишка прибежал домой: «Мама, там хлеб лежит, а собака его не ест. Можно, я возьму?». Мама не велела брать. А через много лет, уже будучи взрослым, он мне признался: «А я ведь тот хлеб тогда съел». Орловы, ничуть не стесняясь соседей и жителей Заинска, можно сказать, жировали. И не только они, а многие из районного начальства.

Голодно было и после войны. В 1948 году хлеб давали по карточкам. Очередь за ним занимали в 3 часа утра. Однажды я шла домой с буханкой хлеба, его запах учуяла огромная собака и увязалась за мной. Я шла и боялась - вот-вот собака налетит на меня и отнимет хлеб. Но, слава богу, донесла до дома.

Папа вернулся с войны в августе 45-го в звании гвардии старший лейтенант, последние два года служил в смерше. В ходе хрущёвских реформ, когда районы начали укрупнять, Юхмачинский район вошёл в состав Алексеевского, папа стал работать председателем вновь образованного райисполкома.

Родители смогли дать всем нам высшее образование. Перед поступлением в институт я сшила ситцевое платье, в котором проучилась три курса. Вечером постираю - утром надену, под мышками ещё было влажно.

- В каких школах вы работали?

- Школе я отдала 38 лет, из них 18 лет работала в вечерней.

- Раиса Рауфовна, о каком событии вам вспоминать особенно удивительно?

- В годы студенчества на целине, где ночью мороз, а днём жара до 30 градусов, я подхватила открытую форму туберкулёза. В то время эта болезнь свирепствовала по всему миру. Меня вылечили и ещё семь месяцев держали в стационаре. Заметьте: страна ещё не оправилась от войны. Меня, студентку, потом послали в Крым, где таких больных, как я, лечили и кормили как на убой. Вот какая была наша медицина в то время и какое отношение к больным было в стране.

- Несмотря на возраст, вы выглядите очень бодрой.

- Наверное, потому, что, несмотря на трудности, я всегда была оптимисткой. Сейчас пою в хоре ветеранов при Доме дружбы народов, исполняю русские и татарские песни. Всегда стараюсь найти повод для радости.

Газимзян Сабиров
forecast

Новости


Работа